анонс

главная | ссылки | контакты  ФК Химки ВКонтакте ФК Химки в Твиттере Страничка ФК Химки на Facebook ФК Химки в Instagram Канал ФК Химки на YouTube

NewsReader
Футбольный клуб "Химки" Ближайший матч
Футбольный клуб "Химки" Отчет о матче

ФОНБЕТ - Первенство ФНЛ

18-й тур

14 октября 2017

Химки

Зенит-2

ФОНБЕТ - Первенство ФНЛ

19-й тур

21 октября 2017

Факел

Химки

17:00

новости
пресса
команда
клуб
Руководство
История
Статистика
Информация
Закупки
сезон
статистика
календарь
переходы
медиа
Фотогалерея
Программки
Видео
химки-м
Таблица
Календарь
Состав
Архив
стадионы
"Новые Химки"
"Арена Химки"
"Родина"
фан-зона
ДЕКЛАРАЦИЯ
Правила
Билеты

Айдар ЛИСИНКОВ

Тренер в «Рубине» сказал, что мне нужно увидеть другой мир

читать

 
 

смотреть

 

«Фонд помощи детям с нарушением иммунитета «ПОДСОЛНУХ»
Комитет по физической культуре, спорту, туризму и работе с молодежью Администрации городского округа Химки
«Арена Химки»
СДЮСШОР Химки по футболу
Компания «Спортбукинг»
OneDivision.ru
   

Пресса


 версия для печати

Эмин АГАЕВ: «Мой внутренний девиз — всегда идти до конца»

14-05-2017

Эмин Агаев

Тренер по общей физической подготовки красно-чёрных — о своей насыщенной карьере футболиста, выступлении за сборную Азербайджана, стихах Эдуарда Малофеева, ссоре с Сергеем Горлуковичем, самом противном нападающем, тренерских предпочтениях, загадочной татуировке на шее, а также о многом другом.

У меня было совершенно не футбольное начало. Вполне могла сложиться успешная профессиональная боксёрская карьера. В детстве серьёзно занимался этим видом спорта, были хорошие физические данные, длинные руки. Но как-то судьба свела с известным футболистом Николаем Смольниковым, который играл в «Нефтчи».

Он жил в соседнем доме. В свободное время собирал во дворе ребят, и мы играли в футбол. Мне тогда было лет семь. Увлёкся, записался в бакинскую ЦФШМ. Какое-то время занимался футболом и боксом. В 14 лет был приглашён в юношескую сборную СССР к тренеру Александру Пискарёву, участвовал в турнире «Юность». Дальше — по накатанной. В 16, минуя дубль, попал уже в основной состав «Нефтчи», сыграл в первой союзной лиге 25 матчей. После развала СССР перешёл в махачкалинское «Анжи». Добрался с командой практически до премьер-лиги, но незадолго до этого события ушёл в «Торпедо-ЗИЛ», с которым уже и поднялся в 2000-м в элиту. Потом была травма позвоночника, из-за которой пропустил год. Образовалась грыжа, нужно было удалять. Когда восстановился, отправился в «Химки», а закончил карьеру в тверской «Волге».

Закончил играть в 38 лет. Каждому футболисту Бог даёт какой-то определённый этап игровой карьеры. За этот промежуток жизни можно посмотреть на разные ситуации, как они складываются. Мог, наверное, ещё поиграть годика два, но поступило предложение из «Анжи» войти в руководящий состав клуба, и я его принял.В Баку популярны футбол, борьба и бокс. Большинство ребят, друзей, ходили на бокс, и я присоединился к ним за компанию. После первых соревнований получил третий юношеский разряд, вручили грамоту. В своём бою победил досрочно, во втором раунде. В 8-м классе имел уже первый разряд. Тренер говорил, что у меня хорошие шансы расти дальше, сделать карьеру. Но мне чем не нравился бокс — очень специфическая работа, однообразная. В футболе куда больше эмоций, всё другое. Поэтому мяч переборол перчатки.

С удовольствием смотрю бои без правил. Хабиб Магомедов – настоящий боец. Из иностранцев выделю ирландца Конора Макгрегора. Это спортсмены мегауровня. Отмечу ещё Фёдора Емельяненко, а также «Русского Медведя» Олега Тактарова, чьи бои старался не пропускать в своё время.

Будь у меня сейчас выбор между футболом и боевыми единоборствами, ничего не поменял бы. Хоть и нравится смотреть бои, но этот спорт всё-таки мне чужд. Я разносторонний человек, люблю прежде всего игровые виды: волейбол, баскетбол, мини-футбол и другие. Но, повторю, таких эмоций, как в футболе, нет, наверное, больше нигде. Даже когда играю за ветеранов или 8 на 8, не остаюсь равнодушным. Хочется доказывать, бороться, а не просто находиться на поле. В душе я по-прежнему футболист.

Первые свои бутсы в команде мастеров шил под заказ. В советские время почти всё, включая спортивный инвентарь, было дефицитом. Бегали кто в чём. В 25 рублей пара обошлась.

Для меня никогда не были важны деньги при выборе клуба. Главным было отношение тренера, коллектива. Очень комфортно было играть в «Анжи», «Торпедо-ЗИЛ», «Химках» и тверской «Волге». Эти четыре клуба – основные в моей игровой карьере. В «Балтике», брянском «Динамо», «Носте», «Наре-ШБФР» тоже были отличные коллективы, но в них я провёл незначительное время.

Эмин Агаев

Для меня тренеры делятся на три вида: педагоги, психологи и тактики. Мне посчастливилось поработать с каждым из этих типов. Яркий пример педагога — Эдуард Малофеев, прекрасным тактиком является Борис Игнатьев, а психологом — Гаджи Гаджиев. Отмечу ещё Евгения Кучеревского, у которого играл в «Торпедо-ЗИЛ». Это человек старой закалки, типичный украинец. Всё делал через эмоции, физические нагрузки, считал: если ты вышел на поле — умри, но результата добейся.

Эдуард Малофеев, наверное, самый колоритный из моих наставников. При этом у него были сумасшедшие нагрузки. Ни в одной другой команде больше не встречал ничего подобного. Плюс это был авторитетный образованный человек, к которому все прислушивались. Любил очень читать игрокам стихи. Имелась у него и парочка виршей с ненормативной лексикой, кого-то из классиков, кажется, Есенина. Обычно он их декларировал в раздевалке после игры, а порой и в самолёте. Пока взлетали, стюардессы минут на десять уходили за занавеску, чтобы не было слышно.

Бывали, правда, и срывы. В «Анжи» как-то полгода не платили денег. А Малофеев такой человек, который не привык работать без финансовой подпитки, без поддержки руководства клуба. Это и приводило к эмоциональным всплескам. Стаканы, конечно, в раздевалке не летали, но градус кипения порой зашкаливал. Потом извинялся, благодарил за игру. Сейчас, сам тренер, понимаю, каково это. Многое зависит не только от игры, но и от встреч с начальством. Вывести из себя может любая мелочь. Автобус, например, опоздал на матч.

Все спортсмены суеверны. Малофеев никогда не разрешал, чтобы автобус подавали задом, и к стадиону он заезжал только передом. Когда чувствовал, что перегибает палку, менял всё в последний момент. Мог перед тренировкой сказать, что занятия не будет. Вместо этого ехали плавать в бассейн или в горы на шашлыки. Еще Эдуард Васильевич — очень верующий человек. Утро с командой начинал со слов: «Доброе утро! Желаю всем добра, здоровья», после чего подходил к каждому и жал руку. В каком бы городе не оказывались, он обязательно ходил в церковь.

Были тренеры, с которыми больше никогда не хотел бы пересекаться. Не буду называть фамилии, но из-за некоторых пришлось уйти в другую команду.

Жалею, что не уехал играть за границу. Звали в Турцию в «Генчерберлиги» — отказал. Дал людям слово, что останусь. Оно для меня дороже денег. Если даже без контракта пожал человеку руку и пообещал, нельзя обманывать. До сих пор так живу.

Новотроицк, пожалуй, самый специфичный город, где выступал как игрок. В небе постоянный смог. Зимой выпадает снег, на следующий день он переливается всеми цветами радуги: красный, зелёный, чёрный, синий… Но всё скрашивал коллектив. Структуру клуба выстроили так, что не было ощущения, что ты находишься в команде второй лиги. До сих пор общаюсь со многими из тех, с кем тогда свела судьба. Например, с массажистом, который сейчас работает в «Оренбурге», пересеклись на сборах в Турции. Куда ни приезжаю, везде встречаю знакомых. Не зря говорят: футбольный мир тесен.

В Наро-Фоминске был интересный проект – школа бразильского футбола в России. Команда называлась «Нара-ШБФР». Её спонсировал один бизнесмен, она ни в чём не нуждалась. Аббревиатура ШБФР являлась своеобразным брендом. Это как если кто-то из России поехал бы в Бразилию и открыл там школу хоккея. Тогда для привлечения зрительского интереса много интересного придумывали.

Жалко, что проект оказался недолговечным. Пришли новые люди. В итоге 8 человек, включая меня и главного тренера Юрия Мигачёва, перешли в тверскую «Волгу». Сейчас, если не ошибаюсь, команда играет на первенство Московской области. Недавно встретил охранника, который работал в Наро-Фоминске. Он попросил для коллекции вымпел ФК «Химки». Мне было приятно, что люди меня ещё помнят, хотя прошло уже достаточно много лет.

Эмин Агаев

Из клубной карьеры выделю два ярких момента. Выход с «Торпедо-ЗИЛ» в премьер-лигу в 2000 году и 11-матчевая победная серия с «Химками», хотя до этого не могли выиграть в семи играх подряд. Началось всё с волевой победы в Хабаровске — 2:1. У нас забили Денис Киселёв, который сейчас трудится в молодёжной команде, и Николай Ковардаев. Вышли ещё в 1/8 финала Кубка России.

В «Химки» попал после травмы, когда оказался без клуба. До повреждения из премьер-лиги звонили, предлагали контракты. Но когда восстанавливался, интерес затух. Тут агент Алексей Сафонов предложил поехать на сбор с «Химками» в Туапсе. В то время команду возглавлял Равиль Сабитов, а помощником был Виктор Лосев. Финансовая сторона меня не волновала — хотелось вернуться в футбол. Ребята выбрали меня капитаном, что было вдвойне приятно. Считаю, доказал, что после любой травмы, если у человека есть сила воли и желание, он может возвратиться на свой прежний уровень.

Единственная серьёзная травма за карьеру — повреждение позвоночника. Получил её, играя за сборную Азербайджана с Турцией. Неудачно упал на спину после столкновения. Дали обезболивающее, сумел доиграть матч. Затем за «Торпедо-ЗИЛ» ещё сыграл во Владикавказе. Но в самолёте два с половиной часа до Москвы простоял — ни сесть, ни лечь не мог. Когда сделали МРТ, сказали, что грыжа увеличилась до 12 мм, нужно удалять. Объездил 18 клиник, но нигде не давали гарантии, что смогу дальше заниматься футболом. Повезло, что попался врач в клинике Бурденко. «Не волнуйся, — говорит, — если операция пройдет удачно, на второй день встанешь на ноги. Остальное будет зависеть от тебя». Так и вышло — на второй день после операции я встал на ноги. Правда, за неделю прибавил четыре килограмма. Ходил на ЛФК, в бассейн, на пробежки. После этого ещё 11 лет играл в футбол.

Никогда не было мыслей всё бросить и закончить с футболом раньше срока. Это самое лёгкое — сдаться, пасть духом. Надо всегда бороться до конца, чтобы твои дети гордились, что отец не бросил всё на середине пути.

Самым противным для меня нападающим, против которого приходилось играть, был Индзаги. Когда встречались с итальянцами, он всех нас, четырёх защитников, так задёргал — мы чуть с ума не сошли. В России, в высшей и первой лигах, тоже было много хороших форвардов. С большими и высокими было легче справиться, чем с маленькими, быстрыми и юркими.

Тройка лучших защитников моей карьеры — Михаил Синёв, Юрий Мороз и Сергей Горлукович. Со всеми играл в одной команде, с ними было надёжно. Из зарубежных нравились Алессандро Неста, Фабио Каннаваро и Кристиан Пануччи. Я приверженец итальянской школы.

За всю игровую карьеру меня оштрафовали только один раз. Это было в «Торпедо-ЗИЛ». На тренировке поругался с Сергеем Горлуковичем. Он мне что-то матерное сказал, я ответил. Все опешили, что молодой такое позволяет себе с ветераном, да ещё и с Горлуковичем. Заплатил штраф — 500 долларов. Прошло время. В одной из игр подстраховал Деда, исправил его ошибку, в итоге мы выиграли. В раздевалке он подошёл ко мне, протянул 500 долларов: «Ты наш кормилец. Возвращаю тебе деньги».

До сих пор у меня с ним замечательные отношения. Иногда видимся, созваниваемся. Недавно старший сын выиграл Кубок РФС в Сочи, и Сергей Вадимович вручил ему приз лучшего игрока турнира. Мне было очень приятно. Горлукович — очень прямой человек. Может, из-за этого у него и не складывается тренерская карьера. Он таким же эмоциональным и остался. Что думает, то и говорит. Настоящий мужчина. Не всем это нравится.

Эмин Агаев

Для многих футболистов смерть чемпионата СССР стала психологическим шоком. Нам сказали, что все суверенные государства будут проводить свои чемпионаты. Сразу перестроиться было сложно: вчера ты играл против грандов советского футбола — с украинскими, российскими командами, а сегодня едешь в аул или колхоз и выходишь против людей, обутых чуть ли не в кеды. Нам сказали: у кого есть варианты перехода в другие клубы – пожалуйста. У меня имелось пять предложений, в том числе из Кривого Рога, «Терека» и «Анжи». Проблема была в том, что я был военнообязанным и учился в институте. В Махачкале гарантировали справку для армии и перевод по месту учёбы.

У меня все родственники с маминой стороны из России. Ни грамма не сомневался, какое гражданство выбрать. Многие друзья тогда уезжали за границу — в Америку, Израиль. На домашнем совете тоже обсудили ситуацию. Я хотел перебраться в Россию. Позвонили родственникам. В итоге купили дом под Тулой, в Новомосковске.

За сборную Азербайджана выступал с временным паспортом. Он давался на пять лет. Когда заканчивался, я его продлевал. У меня всегда было российское гражданство. До 1994 года, пока футбольную федерацию Азербайджана не приняли в УЕФА и ФИФА, играли в Кубке ОЭС и товарищеские матчи. Наиболее интересными были встречи с Ираном. Они тогда начали приглашать иностранных тренеров — футбол в стране находился на подъёме. В остальном — уровень низкий. Ездили даже как-то в Афганистан. Если бы остались в зоне Азия, прогресса никакого не было бы.

Ощущения от отборочных матчей в Европе — непередаваемые. После телевизора увидели вживую Папена, Кантона… Дух захватывало! Даже когда проигрывали с крупным счётом, результат отходил на второй план. Больше всего запомнился домашний матч против Португалии, с которой играли два дня. На стадионе погасло освещение, назначили переигровку на следующий день. Вели 1:0, но на 8-й добавленной минуте Фигу сравнял счёт.

Коллекционирую майки известных футболистов, против кого играл. Коллекция до сих пор пополняется. В ней более 40 экспонатов с выбитыми на них датами матчей. Самые ценные для меня — Каннаваро и Пануччи. С Каннаваро обменялись футболками в Италии, где выводил команду в качестве капитана. Когда меняешься на таком уровне, чувствуешь себя тоже необычным игроком.

В сборной играл при бразильском специалисте Карлосе Альберто Торресе. Не знаю, почему выбор пал на него, но работать с ним было очень комфортно. Считаю его тренером топ-уровня, как по отношению к людям, так и по профессиональным качествам. Очень коммуникабельный. Он приехал в Азербайджан со своим штабом. Первый раз окунулся в совершенно новый для себя тренировочный процесс. До этого не сталкивался с тем, чтобы всё было настолько четко организованно, включая быт. На досуге играли в бинго. Время пролетало незаметно. Постоянно были какие-то розыгрыши призов, которые тренер привозил из Бразилии. Для снятия внутреннего напряжения в команде мог отменить занятия, вывезти на экскурсию или погулять в горы. При нём первый раз ощутил на себе эффект от физической подготовки. Когда после сборной приезжал в клуб, сил хватало ещё на неделю. Сейчас понимаю: всё строилось на быстроте, резкости, рывках на короткие отрезки. Не было принятого у нас в командах избытка кроссовой работы.

Эмин Агаев

Берти Фогтс ничего сборной Азербайджана не дал, хотя я при нём не играл. Команда набирала те же очки, что при местных тренерах. Не менялся и стиль игры. Мне кажется, человек просто хотел отсидеться, заработать и уехать. Он даже не находился в Азербайджане, приезжал перед отборочными циклами. Нынешний главный тренер сборной Роберт Просинечки живет в Баку с семьёй, привозил в гости своих родителей. Неудивительно, что он поднял сборную на новый уровень. Считаю, у Азербайджана есть шанс пробиться на ЧМ-2018.

О выборе тренерской карьеры не жалею. Если человек всю жизнь провел в футболе, играл на разных уровнях, знает его изнутри, чувствует, другого ему уже не нужно. Я люблю свою работу.

Первую тренерскую лицензию получил в Киеве. В России действующим футболистам её не выдавали. На Украине же можно было параллельно учиться на лицензию и играть. Со мной, кстати, в группе был Илья Цымбаларь. Однако потом выяснилось, что лицензия недействительна в России. Когда возглавил «Дагдизель», пришлось заново учиться. В такую же ситуацию попал тогда, кажется, и Сергей Овчинников.

В «Анжи» сперва работал в селекционном отделе. При мне пригласили Роберто Карлоса, после него приехал Жусилей. Разбирал игровые данные этих футболистов по профессиональной статистической программе InStat, занимался тактическими схемами. Помимо меня в селекционный штаб клуба входило ещё пять человек. Переговоры с Роберто Карлосом вели уже Герман Ткаченко и Будун Будунов. Думаю, бразильской звезде самому было интересно приехать в новый чемпионат. Считаю, это дало толчок популяризации отечественного футбола. По профессионализму и отношению к делу Роберто был один из первых.

Когда пришел в «Дагдизель», в команде были 27 футболистов. При этом семь из них совершенно нефутбольные люди. По каким признакам они находились в команде, было не понятно. Состав на ближайший матч пришлось отбирать по двум тренировкам. Первую игру завершили вничью с «Динамо Ставрополь». Дальше — лучше. В итоге с 18-го места поднялись на 4-е.

Самый тяжёлый момент — когда из-за нефутбольных обстоятельств как тренер ничего не можешь сделать. Как в Твери, например. Команда играет, прогрессирует, но никому из руководства ничего не нужно. К нынешнему печальному положению «Волги» всё шло. Рано или поздно это должно было случиться. Футбол не любит, когда к нему относятся тяп-ляп. Я вернул в «Волгу» 12 местных футболистов из других команд, 15 туров шли на первом месте, в Кубке России вышли на питерский «Зенит». Сделали городу отличный футбольный подарок. К сожалению, не увидели от руководства города, клуба никакого ответного интереса. Команда просто начала доигрывать чемпионат, ничего уже не было нужно.

Главными тренерами не рождаются, ими становятся. Нельзя останавливаться, надо много работать, следить за новыми веяниями в футболе. Ты должен знать не только тактический план до игры, но и иметь два-три варианта по ходу матча. Необходимо подготовить так футболистов, чтобы независимо от своего уровня, они могли перестроиться.

Тренерская работа — это прежде всего моя жизнь. Я получаю от неё удовольствие. Когда находился в простое, тренировал детей 6-7 лет на платной основе. Даже возясь с малышами, был счастлив, что занимаюсь любимым делом.

Я приверженец итальянского футбола. Мне нравится, как работают Антонио Конте, Массимо Каррера. Курбан Бердыев привлекает в плане дисциплины. Без неё не бывает команды, футбола, успеха. Я как защитник играл на разных позициях. Мне по душе философия именно итальянского футбола. Там всё строится от обороны. Если сзади порядок, можешь играть любую схему, в любой ситуации будешь прогрессировать, выигрывать. Пусть говорят, что на Апеннинах футбол скучный. Но так тактически работать больше никто не умеет. Футболист должен понимать, что он делает, чего от него хотят. Если этого нет – не жди ничего хорошего. Одну-две игры можешь ещё «проскочить» за счёт желания, удачи, а потом сдуешься.

Вне футбола занят прежде всего семьёй, детьми. У меня два мальчика и девочка. Старшему сыну 18 лет, у него только начинается футбольная карьера. Он выступает за «Строгино» во втором дивизионе. Младшему — 14, играет в «Кунцево». Надеюсь, что у обоих всё будет нормально.

Однажды был вещий футбольный сон. В Твери накануне кубкового матча с «Зенитом» приснилось, что не проиграем. По сути, так и произошло. Уступили только в дополнительное время.

Победа – это, в первую очередь, положительные эмоции. При подготовке к игре у тебя разработан план, ребята подошли к матчу в максимальной форме, выполнили твою установку. На позитивной ноте можно спокойно готовиться к следующей встрече, внося необходимые поправки. После поражений позитива мало. Хочешь что-то быстро перестроить? К хорошему обычно это не приводит. Из одной колеи в другую тяжело попасть.

Не зря говорят: друзья познаются в беде. Когда после травмы был прикован к постели, ждал звонков с пожеланиями здоровья от людей, которым, считал, могу доверять. А звонили малознакомые и посторонние, а не те, на кого рассчитывал. Для меня это стало самым большим разочарованием. На Кавказе говорят: «Ты можешь не попасть на день рождения, на свадьбу, но когда у человека горе или ему плохо, ты должен находиться рядом». Этим всё сказано.

Любимый тост — от Эдуарда Малофеева: «Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным».

Замечаний по поводу внешнего вида напрямую молодым игрокам не делаю. Намекаю издалека. Возможно, жизненная школа у меня другая была, советская. Считаю, лучше сказать человеку в культурной форме или с помощью шутки, чтобы он сам понял, что сделал неправильно, чем грубо отчитать напрямую. Сейчас на причёски тяжело внимание обращать, человек индивидуален сам по себе. Если она приносит ему море позитива — пусть будет так. Но один раз не выдержала вся команда. В «Волге» был футболист с длинными волосами, он во время игры надевал на голову повязку. Но каждый раз, когда бил головой, после этого минимум минуту поправлял прическу. Как-то ребята ему сказали: постригись или мы тебя сами пострижем. На следующий день заходим в автобус, а там какой-то парень сидит незнакомый. Пригляделись — это тот футболист, только коротко подстриженный.

Эмин Агаев

Свидетелем самого необычного денежного стимула был в тверской «Волге». Как-то главный тренер задержался в Москве по делам и приехал к концу тренировки, которая шла уже час сорок. Сразу заявил, что сейчас будем сдавать Купера: семь отрезков по 50 метров. И, не дав опомниться, добавил: кто выбегает из минуты, получает сто долларов. Несмотря на полуторачасовое занятие на мокром поле, из минуты выбежали не менее 10 человек.

Своё единственное тату сделал, когда играл в Новотроицке. Был какой-то крик души. Уходя из брянского «Динамо», рассчитывал, что всё получится по-другому. Но это дело прошлое, уже ничего не исправить. Ни о чём не жалею. И мыслей вывести тату не было. Хотя у нас не привыкли к тому, что татуировка может быть такой открытой — на шее. Поэтому, когда первый раз прихожу на переговоры, надеваю рубашку с галстуком или водолазку. Решившись на тату, хотел, чтобы его все видели, а иначе какой смысл? Тебе же надо привлечь внимание окружающих. Девушки ведь для этого делают яркий макияж. А то ходили бы все однотонные, одноцветные... Всё делается для чего-то. От тренеров тогда не попало. Посмеялись – и только. Но дома были в шоке. Что означает надпись — секрет. Нельзя говорить, что на татуировках написано.

Мой внутренний девиз: всегда идти до конца. Как бы тяжело тебе в жизни не было, никогда не сдавайся.

Официальный сайт ФК «Химки»

В начало страницы

17-10-2017

ФОНБЕТ-Первенство России по футболу-2017/18. Выпуск 9

Официальный сайт ФНЛ

04-10-2017

Айдар ЛИСИНКОВ: «Тренер в «Рубине» сказал, что мне нужно увидеть другой мир»

Официальный сайт ФК «Химки»

04-10-2017

Иностранные тренеры в ФНЛ — авантюра?

Sportbox.ru

02-10-2017

ФОНБЕТ-Первенство России по футболу-2017/18. Выпуск 8

Официальный сайт ФНЛ

26-09-2017

Максим ЯКОВЛЕВ: «Верю в то, что многое зависит не только от игроков, но и от чего-то свыше»

Официальный сайт ФК «Химки»

Вся пресса

 


 
     
 
 




Яндекс.Метрика