ГлавнаяПресса
Юрий КРАСНОЖАН: «Главное вдохновение - ребята, с которыми работаю»
Официальный сайт ФК «Химки» 11/05/2018

Главный тренер ФК «Химки» о любимом Приэльбрусье, первом тренере, спортивном детстве в Нальчике, о семье, работе и многом другом – в интервью пресс-службе клуба.

Нальчик – это дом.

Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Там комфортно, приятно. Там семья, друзья. Та природа, которую ты любишь, люди, которых уважаешь. Без этого города я себя не ощущаю.

Первым делом в Нальчике близкому другу я показал бы свой дом.

На самом деле, там можно просто везде ходить и любоваться. Наш дом, парк, Приэльбрусье, Голубые озера – такой набор. Не очень большой, но очень красивый. Это ведь Кабардино-Балкария, там природа такая. Даже если хотел бы выдумать какую-то красоту, не вышло бы – она уже там есть.

Любимое место – Приэльбрусье.

Во время работы, когда даже отпуск занят ею, трудно найти время на восстановление. Но мне достаточно один день побыть в горах, и как будто в отпуске побывал. Там такая интереснейшая энергетика, там атмосфера, которая позволяет понять, все что внизу – суета, а эти горы стоят тысячи лет, и таких как ты они видели-перевидели. Обожаю это место.

Поднимаешься по канатной дороге до кафе «Ай», садишься с ногами на камень, смотришь на ледник «Семерка» и восстанавливаешь свои силы.

В детстве всякое бывало.

Бывало, и хулиганили. Но у нас во дворе не было неспортивных ребят! Нам посчастливилось: мы жили около стадиона Кабардино-Балкарского Государственного университета, и вход был свободным. Баскетбольная площадка, волейбольная, гандбольная, футбольное поле. Зимой катки заливали. Оттого и неспортивных не было.

Выбор во что играть зависел от того, какая компания собиралась. Мы жили в четырехэтажном доме, рядом был пятиэтажный дом и бараки. Устраивали турниры между сборными этих домов. Если компания была небольшой, то можно было и во дворе на асфальте поиграть в футбол.

Были ребята, которые занимались борьбой, боксом, тяжелой атлетикой. Но так если посмотреть, большинство потом оказались все-таки в секциях футбола. Из той компании немногие связали дальнейшую жизнь со спортом. Один из них – Александр Кочубей. Он был постарше немножко, и у него сложилась хорошая футбольная карьера. Начинал ее в Нальчике, а потом продолжил в Новороссийске. Он и сейчас в хорошей форме, играет за ветеранов.

Как и любой ребенок, мечтал о многом.

Космонавтом хотел стать, водителем. Так интересно же за рулем ездить, что-то там переключать. Военным хотел стать.

Раньше тренеры ДЮСШ ходили по дворам и отбирали ребятишек в секцию. И вот однажды Валерий Алексеевич Ильин, впоследствии мой первый тренер, зашел на университетский стадион и предложил четверым из нас прийти на Детский стадион в ДЮСШ «Эльбрус» (сейчас это школа олимпийского резерва имени Александра Ладиновича Апшева – замечательного футболиста, тренера и человека).

Пришли! Пришли, и так затянуло.

Первый тренер стал для меня многим.

Для всех нас он был авторитетом. Валерий Алексеевич сам играл в футбол на хорошем уровне, становился чемпионом РСФСР с нальчикским «Спартаком». И тренером он был от Бога.

В нем было столько такта, столько воспитания, образованности, выдержанности. Мы от него грубого слова не слышали. Все было настолько логично и разумно. К сожалению, он уже ушел от нас, но до последних дней был очень близким человеком для меня.

В подростковом возрасте у многих ребят, кто увлекается спортом, меньше времени уделяется учебе. Появляются проблемы со школой. На каком-то этапе это и меня коснулось. И только участие Валерия Алексеевича повлияло на семейное решение, чтобы я продолжил заниматься футболом. Футбол был одним из тех рычагов, с помощью которых на меня можно было влиять.

Каждый тренер, который работал с тобой, оставляет свой след. Что-то берешь, что-то – нет. Берешь то, что тебе ближе.

В первую очередь, на черты моего характера повлияли родители.

Во вторую – те чистые люди, которые, к счастью, по жизни встретились.

Бывает неимоверно сложно в работе сохранять выдержку.

На некоторые ситуации я перестал обращать внимание. С возрастом и нажитым опытом улучшается понимание того, что важно, а что нет. Что имеет перспективу, а о чем ты завтра и не вспомнишь. На что стоит тратить жизненную энергию, нервы, силы, а на что нет.

Суждения окружающих уже в меньшей степени волнуют. Есть узкий круг людей, мнением которых дорожу.

По жизни у меня не было кумиров в футболе.

В 1975 году киевское «Динамо» наводило фурор в Европе. Помню, тогда только появились фломастеры, и мы писали себе на майках «Блохин» или имена других футболистов той команды. В 1978 году Аргентина стала чемпионом, и уже за ними стали повторять мальчишки: прически, цепочки, спущенные гетры. Находились интересные моменты. Но кумиров у меня не было.

Почти шесть лет отработал учителем физической культуры в школе.

Работал со всеми классами. Там ведь как разбивается? Начальной школы тебе несколько часов дают, средние классы и старшие. Нас работало трое преподавателей, и у каждого были все возрастные группы.

С учениками не было сложностей. Как может быть сложно то, что тебе интересно? У меня много друзей осталось в Нальчике именно из учеников школы № 1. Мы продолжаем общаться. Не так часто встречаемся, но у нас хорошие отношения.

Работа в школе – очень важный этап.

Не строил специально карьеру так, что вот пойду я в школу, потом стану тренером – все само собой сложилось. Закончил университет, понял, что больших высот в футболе не добьюсь и надо каким-то образом определяться, чтобы было интересно. Мне было интересно стать тренером. А мест для тренеров в ДЮСШ тогда не было. Работа в школе и стала для меня школой преподавания и тренерства. Работал над собой, изучал методики, пробовал на практике.

Интересно было работать с каждым возрастом, но особенно с начальными классами. Видеть результат на каждом этапе – как что-то начинает у ребенка получаться. Считаю, что это первое, с чего надо начинать: если малыша научишь, то и взрослого научишь.

Как я могу считать футболиста своим воспитанником?

Мы с ними работаем какое-то время, а воспитывали их еще до нашей встречи. Мы встречаемся в том возрасте, когда им около 20-ти лет. Кто-то их обучал, кто-то создавал их среду. Ну и твое влияние тоже могло повлиять на становление парня. Поэтому футболистам решать – чьи они воспитанники.

Стараюсь поддерживать отношения со всеми футболистами, с кем посчастливилось работать. И приятно, что и с их стороны видно такое же желание. Вот в Химках перед игрой мимолетно с Артуром Саркисовым, с Мишей Комковым встретились, сейчас они оба в «Енисее». И мы по-человечески были рады видеть друг друга.

С теми ребятами, с которыми были вместе чуть больше, тем более рады каждой встрече, звонку. Многие в Нальчик с удовольствием приезжают. Вот буквально неделю назад встретились с Деяном Радичем, пообщались. Миодраг Джудович на стажировке в «Рубине» - созванивались, общаемся регулярно. Олег Самсонов, Виктор Файзуллин, Дима Ятченко, Толик Скворцов, грузинская диаспора – просто замечательные парни.

Сейчас очень сложно перестраиваться в реалиях современного футбола.

Когда мы росли, все было по-другому. В тех традициях тренер был вторым человеком в регионе. Первым был секретарь райкома или обкома, а за ним шел тренер. От него многое зависело. Сегодня же не то чтобы могущество профессии теряется, но ее затирают уже до такой степени…

И отношение к тренерам. Считаю, что оно должно быть совершенно другим. Понятно, что тренеры должны сами добиваться того, чтобы их уважали, но, с другой стороны, многие начинают с грязными мыслями и руками лезть в эту работу. Не принимаю этого. Профессию тренера надо более высоко оценивать, и не в материальном смысле, а в том плане, что нужно понимать, что кесарю кесарево и каждый должен делать свое дело.

Для меня главное вдохновение – ребята, с которыми работаю.

Они – в первую очередь. Их работа, их отношение. Атмосфера в команде! И, конечно же, результат. Когда получается то, над чем работаешь. Это дает и энергию, и силы. Удовлетворение.

Какие они в работе! Наверное, они быстрее, чем все остальные команды, хотят все понять, усвоить, реализовать. Я благодарен ребятам за их желание, старание, самоотдачу. У них есть мотив на совершенствование.

Мы ведь с этого сразу и начали. Как мы можем улучшить игру команды? Понятно, что можно провести сумасшедшую селекционную работу, но с другой стороны можно развивать и каждого футболиста. Например, в каких-то рамках, которые мы назовем, допустим, концепцией игры. И тогда все становится понятнее, появляются ориентиры, опорные точки, по которым ты идешь от этапа к этапу. Два Евгения, которые пришли в «Химки» со мной, тренеры (Стукалов и Шевелев – прим. ред.), отмечают, что такого прогресса, как мы тут продвинулись за два с половиной месяца трудно было ожидать.

Я не судья и не каратель футболистов.

Я – тренер и должен им помочь. В таком плане мы и пытаемся строить работу. Мы указываем на ошибки. На первых порах мы даже фамилии не называли, говорили позиции: «Вот правый защитник. Как вы считаете было бы правильным ему действовать в этой ситуации? Пойти сюда, сюда или сюда?» И ребята выходят на разговор. Так непросто было, на самом деле, вовлечь их в это общение! Обсуждаем эпизод и спрашиваем, вот что бы вы здесь сделали? А в ответ молчок. Одного пробуешь, другого… Где-то скромность, где-то желание не высовываться, не понимаешь, как коллектив отнесется к тому, что ты скажешь. А вдруг скажешь что-то невпопад, а все рассмеются и будет неловкая ситуация? Все может быть. И вот так мы по очереди начинали с одного, с другого.

Правда ли, что когда ты футболист, нет хороших тренеров, а когда тренер, нет хороших футболистов?

Не знаю. Наверное, смотря как к этому относиться. Если ты, не объяснив, требуешь выполнить какие-то задачи, и не получается, то тогда и думаешь: «Нет хороших футболистов!»

А про тренеров? Это, наверное, зависит от того, играешь ты или нет. Если играешь, то «О! Нормальный тренер!» А когда не играешь, то наоборот. Так что я не считаю, что это верная поговорка. Тем более, что я ее раньше и не слышал.

На первых порах с каждым футболистом, который не попадает в заявку на матч, проводил беседу.

Объяснял причины, мотивировал игрока на дальнейшую работу, ведь во многом от их настроения зависит атмосфера в коллективе.

Если исходить из того, что дом там, где твоя семья, то у меня много домов.

Первый – отчий дом, это Нальчик. Второе – те места, где находятся члены моей семьи. Дочка – в Москве. Сын – в Ростове. Сегодня мой дом – это база «Химок». И мне очень важно, чтобы в каждом из домов был порядок.

Люблю увидеть что-то новое.

Съездишь куда-то, например, в Рим, и тебе становится интересна его история. Хотя я и раньше ей интересовался, но побывать на месте и воочию увидеть – другое дело. Попал я на Гавайи, а там совершенно другая культура! Настолько люди добродушные – добродушнее их нигде не встречал. И ищешь, нет, не вдохновение, а что-то другое. Удовольствие получаешь от того, что увидел что-то новое. И хочется увидеть больше. А чтобы куда-то возвращаться хотелось… Я, например, очень люблю приезжать в Италию.

Семья – это первое, чему посвящаю свое время.

Второе – возможность читать, но все больше получается специализированную литературу. Но раз-два в год находится время, чтобы прочитать что-то художественное.

Третье – возможность познавать себя. И опять же это получается из области психологии, дианетики или чего-то такого же. Например, что ты можешь сделать, чтобы за меньшее количество повторений выработать какой-то навык, как ты должен вести себя. Это все вопросы самообразования. И, наверное, это самое интересное.

С моей супругой мы учились в одной школе.

А с ее сестрой – в одном классе. У нас было много ребят, которые занимались футболом. Сначала учились в одной параллели, потом оказались в одном классе. У нас были общие интересы: вместе ходили на тренировки, вместе – на занятия. Сложился круг общения и образовалась компания. Человек 18-20, и мы стали собираться все в месте. И собирались у них во дворе. Так со временем это и переросло в серьезные отношения. В этом году будет 35 лет совместной жизни.

У нас есть и внук, слава Богу! Семь месяцев, восьмой идет. Он сейчас в Нальчике, а я здесь. Конечно, хотелось бы быть рядом, ведь сейчас самый возраст, когда он начинает лепетать. Но у меня есть фото и видеоотчеты. Каким я стану дедом? Самым лучшим!

У меня кавказское воспитание.

Я рад, что и дети у меня воспитывались на Кавказе. Я не говорю, что воспитание в других регионах какое-то плохое, но у нас еще чтут традиции, очень важно понятие чести.

Сейчас такое время, что если есть перспектива заработать деньги, то это уже будет оправданием для всего. Но меня воспитывали не так. Очень важны человеческие отношения.

Человеческие отношения важны и в профессиональном плане: клуб должен быть как семья. Потому что взгляд, эмоции, настроение каждого значимы для всех. Я это всегда чувствую, и, если что-то не так, мне становится некомфортно. Для меня важно уважительное отношение к каждому человеку в клубе – руководителям, водителям, персоналу базы и вообще всем, кто трудится на благо команды. Каждый человек важен.