ГлавнаяПресса
Руслан БОЛОВ: «После победной серии Галицкий устроил тусовку на озере»

Нападающий красно-черных — о Галицком, феномене Димидко, самой лучшей базе и отцовстве.

После предложения «Химок» я разорвал контракт с «Краснодаром».

Я в основном ездил по арендам, хоть у меня оставался еще год по контракту. В то время был отпуск, я сидел за столом в Нальчике с семьей – отдыхал, в доме полным ходом шел ремонт. Мне позвонили агенты и сказали, что «Химки» мной интересуются. Еще и команду возглавил Игорь Шалимов, с которым я работал в сборной. Знал, что это клуб с именем, хорошей базой и отличными полями. Я долго не раздумывал, поехал в «Краснодар» и разорвал соглашение.

В инстаграме у меня пустой аккаунт.

Раньше было где-то около 80 фотографий, но со временем я устал от этого. Есть люди, которые там живут. У меня есть и мысли, и фотографии, и шутки – но это не мое. Мое – это сесть здесь с пацанами и посмеяться — вживую!

В первой лиге знаю почти всех.

По-честному – так оно и есть. Выхожу на поле перед игрой, и человек десять из другой команды идут в мою сторону. В «Факеле» даже случай был – ко мне подошел второй тренер и спросил: «Ты что, всех знаешь?». Многим тренерам это не нравится. Но я не понимаю, как можно не поздороваться с человеком, которого ты знаешь.

Я родом из Нальчика.

Это такой тихий и зеленый город, спокойный, светлый. Я знаю многих ребят, которые уезжают в Москву оттуда. Но как говорит отец, где бы хорошо не было, а на родину всегда тянет. Мне нравится этот город. Жалко, что летом я приезжаю всего на неделю. Нахожусь домой и просто отдыхаю от всего. И как бы жизнь не перевернулась, я знаю, что точно буду жить в Нальчике.

Красножан – первый тренер, который привлек меня в основу.

Я его хорошо знаю. И в первую команду нальчикского «Спартака» подтянул именно он. Я помню, мы поехали на сборы в Кисловодск, и это было самое ужасное время в моей жизни! Там минута проходила за шесть часов. Может потому что мне было 15, а может это просто мои первые серьезные нагрузки.

Кисловодск – для меня тяжелый город.

Все сборы, которые там проходили, я запомнил. Там в санатории нет соли и перца. Люди же поправляют здоровье, а, говорят, пищевые добавки — вредные. Поэтому еда кажется безвкусной. Мы даже знакомых просили, чтобы нам покупали и приносили какую-то еду.

Помню, как переходил во взрослый футбол.

В Нальчике была классная команда: Джудович, Амисулашвили, Кисенков. Я притирался коллективу, но не позволял себе сказать лишнего или сесть на чужое место. Помню, заходим в тренажерку, и Юрий Анатольевич говорит: «Так, работаем с весами, а потом коротенькая тренировка на поле». Дает программу — Джудович со 160 кг полуприсед. И говорит: «Ну молодым скостим немного». А на поле что-то пошло не так – и коротенькая тренировка затянулась на 2 часа.

Хомич на спартаковскую базу купил себе огромную кровать.

В Нальчике были маленькие кровати, а Дима Хомич – вратарь здоровый, не умещался и купил себе огромную кровать на полкомнаты. После его ухода она «общаковская» стала. И когда мест на базе не хватало, на этой кровати, бывало, втроем-вчетвером переодевались, спали, отдыхали.

В Нальчике была самая крутая атмосфера.

Многие молодые говорили: «Я хочу домой». Да как домой?! Здесь же на базе так интересно! Представляешь, взрослые 30-летние мужики покупали «Активити», играли и смеялись до слез. Сирадзе сказали: «Нарисуй муравья». И никто не мог понять, что он нарисовал. Он потом злился: «Это же муравэй»!

В Самаре трясся перед первым матчем в Премьер-Лиге.

Это, наверное, самое главное испытание футболиста, которое он должен пережить. Это первый и единственный раз, когда я волновался. Помню, 86 минута, и думаю: «Сейчас мне пойдет длинная передача – а что с ней делать?!» И как назло — следом заброс. Я просто на фарт выставляю ногу и идеально вкладываю в зону Сирадзе, который выводит партнера один на один. К сожалению, тогда не забили.

В «Краснодар» улетал из Турции.

Сборы с нальчикским «Спартаком» были в горах Турции. SIM-карта была корпоративная, и меня никто не мог найти из семьи. Сестра только через кого-то дозвонилась: «Никому не говори, но «Краснодар» предлагает контракт». У меня тогда были другие предложения, но отец переубедил: «Ты что? Краснодар, юг, рядом с домом». А из офиса клуба писали моему другу, который до сих пор хранит эти смс. В итоге «Краснодар» взял мне билеты в Вену. Уровень организации — просто сумасшедший. Меня встретили, выдали два комплекта одежды, все рассказали: «Вот в этом тренируешься, в этом ходишь, это стираем, это завтра утром будет готово».

Однажды Галицкий устроил большую тусовку на озере.

У команды была хорошая серия, и он в качестве поощрения организовал большой банкет. База «Четук», два коттеджа на озере с катерами и яхтами и рок-группа. Галицкий устроил кемпинг с шашлыками, где были все футболисты и их семьи. Он ходил и общался со всеми. Мы разговаривали с Серегой Петровым, и к нам он минут на пять тоже подошел.

Было тяжело находиться в «Краснодаре».

Муслин пытался сплотить команду — заставлял всех есть за разными столами, чтобы команда общалась. Не сказать, что было плохо. Но и хорошо не было. В «Краснодаре» — все профессионалы, пришли, потренировались и разъехались по домам.

Всегда мечтал съездить отдохнуть большой компанией.

Когда заканчивался сезон, мы всегда с друзьями из команды ждали отпуска, чтобы сорваться куда-нибудь. Но потом ты на день приезжаешь домой, и просто никуда не хочется ехать! Ложишься в кровать, наслаждаешься домашней едой, рядом родные и близкие — и тебе ничего не надо.

Только один раз был в отпуске за границей.

Поехали с супругой отдохнуть в Арабские Эмираты. Да и то родители навязали. Честно – больше я туда не поеду. Потому что я не шейх! Цель не оправдывает средства. Слишком дорого и ничего экстраординарного. Можно выбрать другие страны и съездить три раза за те же деньги.

Мне нравится пошутить.

Я не клоун – просто мне нравится такая обстановка! С незнакомым человеком я начинаю аккуратно налаживать контакт. Понимаю, по душе ему юмор или нет. Вот с Саней Димидко я не могу жестко шутить — он старше меня, я его уважаю. То же самое – с Хомичем и Рязанцевым. А с Мелом (Давид Мильдзихов – прим. ред.) нет границ в шутках. Мы друг друга давно знаем – у нас это взаимно и без проблем.

Отправляем молодых в магазин, потому что они проигрывают в приставку.

В основном это Деля (Артем Делиньян – прим. ред.). В принципе, его мы и без этого в магазин отправляем. Он все время мне проигрывал, и в какой-то момент стало неинтересно. А на базе жарко было, пить хочется, и я ему предложил: проигрываешь – идешь в магазин. В итоге, без шансов – 0:5 проиграл.

Шалимов – взвешенный человек.

Я работал с ним в сборной России. Довольно спокойный — никакой паники, не орет и не кричит. Может вспылить в раздевалке, но потом скажет, что все прошло, надо забыть и готовиться к новой игре. И на шутки реагирует нормально, он понимает, когда надо разрядить обстановку.

«Химки» – забивная, но нестабильная команда.

Много игр мы отпустили, когда вели в счете. Просто посмотри – пятое место по забитым мячам! Просто это молодость и нестабильность! Бежишь, хочешь еще забить – а у нас просто футбол такой. Михалыч и преследует этот стиль, он сам таким игроком был. А в командах, где постарше – ты забил один гол, и все цементируют игру сзади. Какая атака? Три очка – и все!

За сплочение отвечает Димидко.

Понятно, что в Москве сложно собраться посидеть — у всех свои дела. Но Саня старался собирать команду после матчей в кафе — мы общались и разъезжались по своим делам. Кстати, хотели недавно поехать в пейнтбол поиграть. Я был травмирован и расстроен – очень хотел с ними. Игорь Михайлович одобрил, но на следующий день решил дать нагрузку! На тренировке бегаю, смотрю на пацанов – а на них лица нет, все устали: «Какой пейнтбол? Отменяй! Забирай предоплату!».

После рождения сына была лучшая командная посиделка.

Я собирал команду после рождения сына. И когда приеду в Нальчик, по обычаю тоже нужно будет всех собрать. Я все возложил на Саню Димидко. Попросил его: «Сань! Ты старый тигр, почти лев – надо собраться, сын родился, все-таки!». После матча со «СКА-Хабаровском» он озвучил, и пришла почти вся команда. Приятно было видеть людей, все душевно было! Бывает, надо так собраться. Другу другу в глаза посмотреть и сказать, что думаешь. После таких встреч команда поплотнее становится.

В Нальчике общекомандные посиделки были обязательные.

Хоть на пять-десять минут, но все равно приди и удели время. Джудович тогда собирал команду. Если не приходил – обижались. Но здесь это тяжелее – потому что Москва.

Про Димидко слышал давно, но познакомились мы только в «Химках».

Он же – легенда! В Нальчике готовились к игре с «Томью», и Тимур Шипшев нарезку показывает: «Вот это Димидко – обратите внимание!». А Саня играл тогда в опорной зоне, «четыре места ростом», всех возил. Тогда уже его запомнил, парень — золотой.

Когда вернулся в Нальчик, там собрали новую и команду.

Набрали молодых по арендам. И президент объявил, что команда должна набрать шесть очков, чтобы не вылететь. А мы в 9 играх взяли — 21. Просто перли напролом – такой коллектив был! А потом деньги не нашли на новый сезон – команда распалась и привет, вторая лига.

Отличные воспоминания об Астрахани.

Когда согласился перейти в «Волгарь», долго искал билеты: самолетов нет, поездов нет. Решил на автобусе – полдня в дороге. Приезжаю на вокзал в 6 утра и жду, когда меня встретит человек. Звоню – не берет. Опять звоню – поднимает трубку сонный голос: «Я уже подъезжаю, подожди 2 минуты». В итоге ждал полчаса. Он привез меня на базу и тут я просто обалдел.

Из Астрахани хотел сбежать в первый же день.

После сумасшедшей базы в «Краснодаре» были странные впечатления. Смотрю, двухэтажный домик, а справа – какое-то недостроенное здание из кирпичей. Захожу на базу, открываю дверь – а меня встречает по пояс раздетый массажист. На перилах висят вещи, на дверях – вещи. Люди сами стирают форму и сушат. За перила не возьмёшься – везде сушится одежда. Захожу – четырехместная комната, в которой один шкаф на четверых. И мне массажист говорит: «Ну ты пока вот на ту дальнюю кровать ложись, но смотри — туда завтра кто-то придет». Я, не снимая вещи, присел и уснул. Растворился во сне и чувствую, что у меня нога мерзнет. Просыпаюсь, а на меня кондиционер капает. Позвонил потом агенту и сказал, что не хочу больше здесь находиться. Но потом поменял мнение. Оказалось, что эта база – просто топ! Потом даже уезжать оттуда не хотел.

Раньше переживал, что новая команда и надо знакомиться с людьми.

А сейчас уже все равно. Ты понимаешь, что едешь играть в футбол, и он подружит тебя с людьми! Здесь молодая команда, и я легко нашел общий язык со сверстниками. Тут пришлось сразу взять инициативу в свои руки и Клеща под опеку.

Когда жену увезли в роддом, не спал всю ночь.

В два часа ночи она позвонила и сказала, что у нее начинаются схватки. После этого не спалось. Я понимал, что ее сейчас ждет психологическая травма. Поэтому был на связи со всеми родными. Макс Яковлев раз десять просыпался и спрашивал, что там. Я заснул только в 9 часов утра, и почти тут же меня отец звонком разбудил: «Ты что, спишь?! У тебя сын родился!». А я потом дня три просто не осознавал, что я – папа.

Каждый день мне присылают по 5-10 видео с ребенком.

Я кайфую, когда их смотрю, но все равно тяжело видеть, как он растет без меня. Что поделать? Профессия такая. Из команды никто ничего не советовал. Они сами что видели? Ничего – все в футбол играли так же, как и я. Удалось побыть два дня с ребенком, когда меня команда отпустила в Нальчик. И эти два дня я не спал – было тяжко. Сейчас хочу, чтобы мы выправили положение, забрали свои 6 очков и ушли в отпуск со спокойной душой.

С Мамаевым здорово общались в «Краснодаре».

Никогда в жизни бы не подумал, что мы сойдемся с ним. Я его очень хорошо знаю, и Мамаев – не тот человек, которого надо исправлять. Опять же мы не знаем всех нюансов этой драки. Но этот случай… Для многих будет уроком.

Хотел купить отцу машину, но построил дом.

Я долго копил деньги. Но он сказал: «Не надо, лучше — дом построим». Ему мало было квартиры. Но даже там я всегда собирал ребят. Родители никогда не были против. Еды приготовят, спать уложат. У меня гостеприимная семья. И я любого человека приму в Нальчике! Особенно, когда закончу ремонт. Теперь я дом построил, сын есть — осталось только дерево посадить.

БЛИЦ

Последнее удаление.

В Курске — за вторую жёлтую в игре с «Балтикой». Я убрал защитника, и он сфолил. И меня удалили за симуляцию. Но потом этот же арбитр судил нас с «Томью» на «Арене» и сказал мне, что был не прав.

Шашлык или люля-кебаб?

Конечно, шашлык из нальчикской баранины.

Любимое блюдо.

Кабардинское блюдо Джэд либжэ. Кто был в Нальчике, по-любому, пробовал.

Чем Нальчик лучше других городов России?

Он родной, и там своя хорошая атмосфера.

Любимая песня группы «Ленинград».

Не очень люблю эту группу. Но когда посмотрел, как на вираже фанаты заряжали «В Питере пить», понравилась именно эта песня.

У кого из «Химок» самая ужасная прическа?

Сейчас не знаю, но один раз Клещ подстригся так ужасно, что выхватил огромную порцию шуток в свой адрес.