ГлавнаяПресса
Дмитрий ИВАНОВ: «В детстве и не думал, что сыграю с Карлосом да ещё и в Махачкале»
Официальный сайт ФК «Химки» 09/10/2018

Опытный защитник красно-черных дал большое интервью пресс-службе клуба - Роберто Карлосе, вооруженных блокпостах, дебюте в Премьер-лиге и спонтанном отпуске на Мальдивах.

В юношестве кайфовал от игры «Арсенала».

Очень нравился стиль игры команды, где зажигали Анри, Перес, Фабрегас, Беркамп. Мой никнейм в мессенджерах и онлайн-играх – Сеск. То есть все пошло с «Арсенала». Сейчас уже нейтрально к этому отношусь. Может повзрослел, может из-за того, что Фабрегас в другой клуб ушел. Но никнейм остался.

Был отчислен из спортивной школы из-за низкого роста.

Я родился в Питере, и в 7 лет меня отдали в «Смену». Но до выпуска я не дошел – был отчислен за полтора года до окончания школы. Я был самым низким, а в то время в команде больше приветствовались физические данные. Я из-за этого очень переживал и начал пить рыбий жир, причем пил его в таких больших количествах, что заработал аллергию.

Назло всем, вырос за год на 12 сантиметров.

Потом я ушел в «Локомотив». В этой команде ко мне пришла уверенность, в меня поверил тренер и сделал капитаном команды, а я стал одним из лучших бомбардиров. Но вообще это было сложное время – когда мне сказали, что отчисляют, думал, что все кончено. «Смена» считалась лучшей школой в городе, и из нее набирали в дубль «Зенита», а куда можно попасть из других школ никто не знал.

В первом же матче во взрослом футболе оформил хет-трик.

В городе был профессиональный клуб «Петротрест», который занял второе место в ПФЛ. Все думали, что команда продолжит играть там же, но кто-то снялся. Руководство «Петротреста» приняло решение играть в первой лиге, что было большим удивлением для всех, учитывая, что бюджет был ограниченный. Поэтому ставку сделали на местных футболистов. В основном – на опытных, но и молодежь тоже набирали. Изначально я попал в дубль, но в первом же матче оформил хет-трик. На трибунах присутствовал тренер основного состава Казаченок. Он меня заметил и пригласил на общий сбор, где просматривали футболистов со всех школ – около 60-ти человек молодежи разного возраста. После отбора осталось человек пять, среди которых был и я. Дебютировал я в матче с «Кубанью» - мне было 17 лет.

В «Динамо-СПб» я был капитаном.

Несмотря на то, что в команде я был на хорошем счету, был капитаном, я уже почувствовал вкус первой лиги и, конечно, хотелось обратно. Меня пригласили на просмотр в «Рубин», но в Казань я должен был ехать после выездной игры. И на 89-й минуте в меня вкатились, и сильно опух голеностоп. Мне надо было сказать, что я не смогу приехать, но я был молодой и не хотел никого подводить. В итоге прыгнул в такси и поехал в Казань – в дороге 9 часов. Вылезаю из машины, а голеностоп как шар! Тренировался два дня через боль, но потом уже просто не мог наступать на ногу, в итоге поехал домой.

В «Химки» приезжал и раньше – на просмотр.

Это было, когда играли Тихонов, Бесчастных и Березовский, а тренировал Казаченок. Помню сдружился с молодым парнем, который меня в итоге и травмировал. И я, к сожалению, не смог себя никак проявить.

В детстве много забивал.

И в «Смене» и в «Локомотиве». Несмотря на то, что я игрок оборонительного плана, даже сейчас забивать я люблю и умею, если оказываюсь в выгодной ситуации.

После Питера уехал в «Ростов» к Долматову.

Вторым тренером у него был петербуржец Францев, который пригласил несколько питерских ребят. Команде ставили задачу выхода в РФПЛ, и перед перерывом мы шли на первом месте. Все было хорошо: я закрепился в составе, а лига признала меня лучшим опорником месяца. Но все понимали, что «Ростов» идет «на повышение», и клуб начал усиливаться. Купили опорников-югославов, пришел Гацкан из «Рубина». Потом меня вызвал к себе Долматов и сказал, что приобретаются опытные игроки под Премьер-лигу. И добавил, что я молодой, хорошо себя проявляю и сидеть на «банке» в Ростове мне нельзя. С одной стороны было обидно, но с другой – хорошо, что сказал в лицо. И я ушел в аренду в «Анжи».

Тетрадзе был удивлен, как я выгляжу.

«Анжи» была техничная и азартная южная команда, которая закончила тот сезон на третьем месте. Тетрадзе, который был там главным тренером, прививал команде такой стиль. Помню, когда я приехал, он вызвал меня к себе в кабинет – хотел познакомиться пообщаться. А я сам по себе очень молодо выгляжу. Так он дар речи потерял – мол что за ребенок к нему вошел. Сам чувствую, что он не знает, что сказать. Пожал руку, поприветствовал: «С приездом!». И все. Но в последствии я доказал ему свою состоятельность. Он первый из тренеров, кто стал ставить меня на место центрального защитника.

Самое любимое место в Питере – манеж на улице Бутлерова.

Я там много времени провожу, даже когда в отпуске. Прихожу, бегаю, работаю с мячом. Для меня это знаковое место. Санкт-Петербург – это очень спокойный город. Никто никуда не спешит – нет какого-то кипиша. Наверное, этим и мне нравится Питер – город сродни моему характеру. Мои родители и все друзья там живут.

Когда ехал в Махачкалу, меня больше интересовал футбол.

Было два варианта: «Анжи» и «Витязь». В Подольске мне предлагали зарплату больше, но команда шла в середине, а «Анжи» – в лидерах. Мне хотелось играть в сильной команде. Но я не знал, что за город, куда я ехал. Слухов было много. Это ведь Дагестан. Но тогда в плане безопасности все было в порядке. Да и я жил на базе, особо никуда не выходил.

В Махачкале было много вооруженных блокпостов.

Это единственное, что меня удивляло. Однажды ехал по делам, а там был какой-то рейд. Меня попросили выйти из машины и попросили документы. Тут я резко дернулся за паспортом, а военный в ответ пригрозил автоматом. Единственный случай, который меня серьезно напряг. Но их тоже можно понять – там часто обстреливали блокпосты. А мы жили в гостинице рядом с полем, все было хорошо.

В Дагестане очень гостеприимные люди.

Со многими до сих пор поддерживаем общение. Например, с одним таксистом. Очень хороший мужик – добрый, вежливый. Несмотря на то, что ему около 50 лет, общались с ним на равных, и договорились, если вдруг понадобится – он меня подкинет. И потом даже было дело, он меня вез 500 км в Кисловодск. А с одним болельщиком мы дружим уже даже семьями – он как-то подошел сфотографироваться, мы разговорились и вот – до сих пор общаемся. Я ездил недавно играть за дубль в Саратов, так мы пересеклись на вокзале.

Все смеялись, когда нам сказали, что приедет Роберто Карлос.

А потом он появился на сборах, и все очень удивились. Вот вроде обычный человек, но ты еще вчера видел его на чемпионате мира и в Лиге Чемпионов. Репортеры следили за каждым его шагом. Он постоянно улыбался, но насколько был искренним, я говорить не берусь. Казалось, что он ментально чувствовал, где камера – всегда знал и был готов шутить. Было видно, что он приехал продвигать бренд «Анжи». А для нас – молодых это было плохо. Мы понимали, что эти звезды приходили на наши места. Был сигнал, что настают сложные времена.

Карлос боялся летать на местных самолетах.

Мне запомнился момент, когда мы отправлялись из Махачкалы на сборы в Анталию. Рейс был чартерный, но летели мы местными Дагавиалиниями, у которых старенькие самолеты. И вот заходим на борт, смотрю на Карлоса – а он начинает белеть. При взлете самолет сильно загудел, что тоже накалило обстановку. А потом стюарды начали разогревать еду, но передержали и подпалили фольгу. А она так запахла, словно проводка загорелась. Смотрю на Карлоса – а он весь белый! Когда мы приземлились, он достал мобильный и кому-то набрал. После этого команда больше на этих самолетах не летала (смеется). И я, кстати, был очень рад!

Тяжело переживал момент, когда в «Анжи» приходили звезды.

Я понимал, что буду мало играть. На тот момент была команда «Дагдизель» в Махачкале, и мой лучший друг туда ушел и «Анжи». Я пришел к генеральному директору и спросил, отпустят ли меня в аренду. Он удивился: «Ты уверен? Это же вторая лига. Зачем тебе это надо?». А я не мог сидеть и смотреть на это все. Мне перезвонили и сказали: «Езжай».

С женой мы познакомились на сборах.

Это было в Австрии. Она была в отеле с родственниками, а я – с командой. Мы встретились в холле, и я спросил у нее что-то по мелочи. Потом нашлись в «Одноклассниках». Да-да. Тогда еще в тренде были «Одноклассники» (смеется). Начали общаться и пошло-поехало.

Перед свадьбой проверили отношения трудностями.

У меня был сложный период. Когда заканчивался контракт с «Анжи», я мучился от болей в спине, а врачи долго не могли понять из-за чего. Все искали проблему в позвоночнике, а на самом деле мышцу пережало. Я не мог даже шнурки нормально завязать и штаны надеть. Все это время она была рядом – мы вместе снимали квартиру в Москве, а потом переехали в Астрахань, где и расписались.

Немецкие врачи – очень честные специалисты.

Я дважды летал в Германию – в клинику, где лечился Плющенко. Но мне это не помогло. Понравился профессионализм немецких врачей, которые отговаривали меня от дорогой операции. Честно сказали, что это не поможет. Тоже говорили, что причина не в позвоночнике. А я уже был готов! Торопил: «Давайте хоть что-то сделаем уже!». Всю спину я оплачивал сам. Контракт уже закончился, и надо было подписывать новый, но срубила травма.

Травма спины мучила меня около года.

В конце концов, я нашел в Питере медицинский центр Бубновского, где методика состоит в том, что проблема не в костях, суставах и позвоночниках. А в мышцах и их питании. Сначала их растягивают, налаживают кровообращение, массажируют, а потом закачивают. Однако это было очень больно. Я всегда думал, что это защитная реакция у организма: раз болит – не надо этого делать. Но доктор всегда говорила: «Можешь кричать, плакать, но надо делать. Боль – твой друг!». Это надо было перетерпеть, а потом все отпустило. Там же я видел, как бабушки тягали такие веса, что многим здоровым парням не под силу. Помню, они, хромая, приходили с палочками, занимались, и им становилось настолько лучше, что они их забывали.

Только один раз летал в отпуск – на Мальдивы.

С детства полюбил природу – особенно лес – для меня это место, где душа отдыхает. Ну а, когда костер разводишь – вообще сказка. Хотя в отпуске отдыхать так не получается. Один единственный раз летал на Мальдивы. Врач говорила, что нужно поменять что-то в жизни. У меня оставались последние деньги, я психанул и потратил все на отпуск. Полетели отдыхать с будущей женой.

Был большой стресс, когда летел до острова на «кукурузнике».

Чтобы долететь до острова, мы должны были пересесть на «кукурузник». В самолете было всего человек восемь. И тут приходит чудак загорелый, расслабленный в шлепках и садится за штурвал. Но путешествие того стоило!

После травмы было сложно найти команду.

У меня не было статистики, и я не мог никуда попасть. Пришел на просмотр в питерскую «Русь» (ПФЛ – прим. ред.), и мне позвонил удивленный Государенков – спортивный директор «Петротреста» – и спросил, почему я там тренируюсь. Он устроил мне просмотр, и главный тренер согласился подписать со мной контракт.

Самые приятные воспоминания – о юге России.

Это, конечно, же сезон в Премьер-лиге при Гаджи Муслимовиче Гаджиеве, где провел 14 игр. И мой перезапуск карьеры в Астрахани, когда удалось выйти на Юрия Фарзуновича Газзаева – тренера «Волгаря». Он работал в «Крыльях Советов», когда я играл за «Анжи», вспомнил меня, но сказал, что позиция опорника закрыта. Я сказал, что могу сыграть и центрального защитника, и получил приглашение на просмотр. И там начался хороший этап. Мы вышли в ФНЛ, ни разу не проиграв в ПФЛ, поставили рекорд и выиграли Кубок ФНЛ, а на следующий год дошли до стыковых матчей.

Любимые книги: «Граф Монте Кристо» и «Три товарища».

Недавно еще прочитал «Скотный двор» Джорджа Оруелла, который меня очень впечатлил. Следом купил и «1984», но друзья сказали, что это сложная книга. Поэтому откладываю ее прочтение. Я за мир во всем мире, и как-то чувствительно ко всему отношусь.

Самое большое счастье – проводить время с ребенком.

Любые минуты, вместе гуляем, общаемся, бесимся. Он шустрый и общительный. Сейчас мы живем в Питере – у нас там квартира. Семья, конечно, везде со мной ездит. И в Астрахани, и в Воронеже жили, и в Тюмень приезжали. В Химках тоже два месяца были, но понятно, что ребенку пора в детский сад, и сейчас они в Санкт-Петербурге.

Димидко расстроился, что не сыграет со «СКА».

Так получилось, что нас на сборах вместе с ним поселили. А он простой очень, с ним общаться легко – для меня хороший сосед. Поэтому, когда на базу переезжали, я у него спросил, не против ли он вместе жить. И я точно знаю, что он очень хотел сыграть против «СКА». За две игры до этого делился опасениями: «Главное – с «Армавиром» не получить желтую карточку, потому что с «Краснодаром-2» может быть все, что угодно». Но по закону подлости все так и получилось.

БЛИЦ

Майк или Харви. (Персонажи любимого сериала «Форс-мажоры»)

Майк. Он с большей душой относится к мелочам.

Арсен Венгер или Алекс Фергюсон.

Само собой Венгер, так как раньше болел за Арсенал.

Безруков или Хабенский.

Сложно выбрать. Оба актера нравятся как в актёрском, так и в человеческом плане. Ну, все же Хабенский, так как он занимается благотворительностью.

Кто самый веселый игрок «Химок».

За смех у нас отвечает Руслан Болов, он постоянно шутит.

Футболка или поло.

Футболка.

Если бы ты набил себе татуировку, то что бы это было?

Имя ребенка. На мой взгляд, если и набивать, то что-то значимое для себя.

Быстрее бегать или выше прыгать.

Быстрее бегать, скорость всегда пригодится.