ГлавнаяПресса
Александр СМИРНОВ: «В большой футбол пришел из футзала»

Новый защитник «Химок» в интервью для пресс-службы клуба рассказал про тяжелый переход из футзала в большой футбол, жесткое детство в Сыктывкаре, первый гол за красно-черных и о том, почему хорваты не завтракают.

Инстаграм начал вести только, когда пришел в «Химки».

Хотя зарегистрировался там я давно. Когда я был в Хорватии, в клубе были проблемы с пресс-службой. Не было клубного инстаграма, там даже сайт команды делался год. И до сих пор его не сделали! А еще фотографии с матчей нужно было покупать (смеется). К нам приходили корреспонденты на игры, а потом связывались с нами и приносили распечатанные фотографии. Фотки даже не в интернете. Один кадр стоил 5 кун, а 1 куна – 10 рублей. Мне было все равно – я особо не парился. А вот, когда играли с загребским «Динамо», вот там да – уровень, и фотографии были нормальные.

Хорваты – очень ленивые.

Я был в шоке – они вообще не завтракают! Не так, как у нас принято – каша там или омлет. Они встают в 10-11 утра. Идут в кафе, заказывают кофе, закуривают сигару, открывают газету, заказывают круассан и кайфуют – причем все хорваты. Начиная от малого и заканчивая бабушками с дедушками.

Футболисты в Хорватии не завтракают.

В «Новиграде» игрокам снимали трехэтажный дом, где на каждом этаже по две квартиры. Я жил с боснийцем и вставал в половину девятого. Когда готовил себе завтрак, он спал. Тренировка – в 12, и он просыпался за 40 минут до тренировки, одевался и ехал работать. Я не знаю, откуда у них силы берутся, но он вообще ничего не ел! Был такой случай… Проснулся утром, стою на кухне – кашу варю. Просыпается мой сосед, подходит и удивленно спрашивает, что я делаю. Завтрак готовлю. Он такой: «Ооо! Научишь меня кашу варить?». То есть, он даже элементарных вещей не может сделать! Хорваты, боснийцы, сербы – все такие ленивые в этом плане.

Хотел бы жить в Новиграде.

Например, домик какой-нибудь иметь в Хорватии. Это было бы вообще идеально. Приезжать на лето – там хорошая еда, чистый воздух, горы и идеальная погода.

Не смог играть в Хорватии больше года.

Хоть и контракт был на два. Я получил там две травмы. Первая – незначительная – мне нос сломали, а вторая – проблемы со связками. Меня не отпустили в Москву лечится, и я там просто жил, ничего не делал. Это тяжело морально, потому что я не тренировался, не двигался, не прибавлял! Да и не с кем было поговорить. Команда в Хорватии – не особо дружная. Даже тренер всегда говорил: «В игре вы должны убивать друг за друга, а вне поля даже руки не пожать». Мне кажется, это неправильно, хотя понятно, что у всех свои интересы и своя жизнь.

В Сыктывкаре я играл в мини-футбол.

Тренер говорил, что у меня хорошо получалось. Я тренировался с главной командой «Новая генерация», которая играла в Суперлиге. Потом однажды я посмотрел матч «Барселоны», и захотел играть в большой. Все в голове поменялось! Потом поехал в «Локомотив», где жил в интернате и играл 4 года. А уже дальше: «Долгопрудный», «Новиград» и вот «Химки».

Месяц привыкал к большому футболу.

Я и сначала мяч принимал, как в «миньке» – под стопу. И тренер мне «пихал» все время: «Ты в мини-футбол играешь или в большой футбол?». Под подошву принимал и вел стопой. Это выглядело очень странно, но со временем приноровился. В зале же рывковая работа: 10 метров туда – 10 метров обратно, вдобавок смены частые. Я только Шатова знаю, который после «миньки» в большом футболе заиграл. И даже сейчас я за ним замечаю эти мини-футбольные приемы. А в большом – физически надо привыкать. И обратно я бы уже не вернулся – там такие передвижения бешеные у пацанов.

Когда был без клуба, тренировался с университетской командой.

Я закончил РГУФКСМиТ, и у меня сохранились хорошие отношения с кафедрой и командой. Я играл за них, когда бывал в Москве и пока не уехал в Хорватию.

В одно время я не прошел в дубль «Локомотива».

Всех ребят из школы забрали во вторую команду, но я не подошел. Повезло, что сделали любительский клуб, и через год я попал в дубль. Потом у меня стоял выбор – идти в «Долгопрудный» или оставаться в «Локо» без контракта. Но я уже хотел зарабатывать. Мне было 19, и надо было решаться. Полтора года отыграл в ПФЛ, а потом уехал в Хорватию. Это предложил мой агент, у которого были связи прямо с президентом хорватского «Новиграда». А у меня всегда было стремление попробовать что-то новое. В итоге я полетел с ними на сборы и сразу подписал контракт.

Моя любимая кухня – итальянская и грузинская.

Но хинкалы – это вообще! Впервые попробовал, когда с «Долгопрудным» закрывали сезон. Принесли хинкалы в кафе на Арбате. Я попробовал и был просто на седьмом небе от счастья. Это очень вкусно! Также просто не могу жить без пасты и лазаньи.

На тренировки в «Долгопрудный» ездил на электричках.

Клуб снимал нам трехкомнатную квартиру, где в каждой комнате жили по двое человек. Условия – хорошие, но мне как-то не захотелось. Проще было ездить каждый день из Москвы.

Если бы забил в Воронеже, то не радовался бы.

Я про тот момент, когда пробил в девятку из-за штрафной, и вратарь кончиками пальцев вытащил мяч из паутинки. Это настолько было не в моем стиле! Я же раньше очень мало бил из-за штрафной, к тому же это правая нога – а она у меня просто для ходьбы! Но здесь мяч очень хорошо на ногу лег. И я смотрел на повторе – прямо в угол летит. И если бы забил… Не знаю. Я бы в раздевалку ушел (смеется).

Постоянная ротация в команде – это нормально.

Многие игроки играют 4 матча за 15 дней. В последнее время мы состав раньше установки не узнаем. Шалимов прививает нам краснодарский футбол. Это короткий пас, стеночки – как по мне, это идеальный футбол. В моей карьере это самый опытный тренер.

Когда забивал «Сибири», я немного рисковал.

Если подключается крайний правый защитник, то должен оставаться сзади левый защитник – считай третьим центральным на всякий случай. А тут я подключился. Давид подал мне на ногу и я хорошо попал. Принял бы – потерял время, а тут – решил ударить сразу. Если бы пошел обрез, то побежал бы 70 метров назад на рывке.

В «Химки» приехал за два дня до окончания сборов.

Помню, поехал к родным смотреть матч Россия – Хорватия, и вечером звонок от агента: «Ты завтра едешь в Солнечногорск, в «Химки» на просмотр». Шалимов сразу спросил, где я играю. Сказал, что с краю и могу закрыть всю бровку.

Переживал, когда пропускал первые два тура чемпионата.

Меня не успели заявить, и во Владивосток я не полетел. У меня были проблемы с документами – хорваты очень долго все пересылали, и в конечном итоге меня не заявили даже на «Томь». И накануне матча, если бы хорваты скинули бумаги в РФС до 17:00, я бы сыграл. И в 16:00 мне говорят: «Сань, нет шансов – ты не сыграешь». Я так расстроился! Сам понимал, что 2 недели уже не играю. А руководство ждет, и им может надоесть.

В Сочи все три пенальти были по делу.

Все шутили на эту тему. Самый спорный – момент с падением Димидко. Но и там был пенальти! Он был первым на мяче, а защитник его ударил сзади по ноге – звук на весь стадион, что он ему по бутсе попал. Кстати, вот с Димидко очень спокойно играть. За все время ни разу не видел, чтобы он хотя бы одном моменте пожарил. И надеюсь, все дальше так и будет.

Очень был счастлив, когда прошли «Текстильщик» в Кубке.

Особенно, когда Портнягин забил на последних минутах с моей подачи. Сработала «комнатная связка» – мы с ним на выездах вместе живем. Я в Иваново был не первый раз – там всегда очень атмосферные матчи. На вторую лигу по две тысячи болельщиков ходили, а на нас тысяч пять пришло. Я первый раз при таких трибунах играл.

В ПФЛ – ездили на автобусах по 11 часов.

Например, в Псков! Хорошо, что хоть ночевали и ехали с остановками. Поля там такие же плохие. Вот у «Долгопрудного» поле искусственное. Если подкат сделаешь – без бока останешься. В Пскове самое жесткое: не было ни травы, ни крошки – лысый газон. В общем, не очень было время. Но в Хорватии все идеально в этом плане. Климат позволяет, все поля настоящие.

Киров – спокойный городок, а в Сыктывкаре люди пожёстче.

В то время было много гопников. Случай был: я шел со школы, и ко мне подошли гопники - трое-четверо человек. А я был малой, учился в третьем классе – и они все отобрали: телефон, деньги, даже пакет с едой забрали! Их потом поймали, а телефон нашли через полтора года. Его раза три перепродали, я его даже не узнал. В Сыктывкаре у меня вообще была не очень хорошая компания – сейчас много тех, кто сидит сейчас.

В тренажерку хожу каждый день.

Мне нужно прибавлять в мышечной массе, чтобы крепко на ногах стоять. Я худощавый и мне тяжело выигрывать единоборства, но я работаю над этим. Смотрел много профессиональных видео, составил себе мини-программу – в общем я изучаю этот вопрос.

БЛИЦ

Сталин или Иван Грозный.

Сталин. Я хоть вообще не шарю в истории. Но знаю, что при нем всего боялись и случились грандиозные перемены.

Хабиб или Конор.

Я за Хабиба – потому что он наш все-таки. Конор мне нравится и то, как он себя эпатажно ведет. Особенно, все эти пресс-конференции, которые он делает ради хайпа.

Подача или прострел.

Думаю, прострел, потому что я их в матчах больше всего делаю. Передачу, которая идет низом, проще замкнуть.

Веселый или серьезный.

Веселый, потому что смех продлевает жизнь.

Хорватия или Франция.

Хорватия. В этой сборной собраны бойцы. На чемпионате мира они бились в каждом матче. Я вообще болел за них, после того, как наши вылетели с ЧМ.

Скорость или техника.

Скорость. Ею можно компенсировать свои недостатки.

Турник или брусья.

Турник. На брусьях я в принципе мало работаю. Было время, когда совмещал мини-футбол с гимнастикой. Тогда я на турнике много работал, ну и еще брейк-дансом занимался.