ГлавнаяПресса
Дмитрий КАМЕНЩИКОВ: «С каждой игрой лучше понимаю, что от меня хотят тренеры»
Официальный сайт ФК «Химки» 20/08/2019

Интервью с молодым форвардом красно-черных о детстве в Набережных Челнах, уровне ФНЛ, тренировках в тренажерном зале и о том, как учился делать сальто.

— Ты родился в Набережных Челнах. Расскажи, что нужно знать об этом городе человеку, который о нем не слышал.

— Это второй город в Татарстане — полумиллионник. Больше всего известен градообразующим заводом «КамАЗ», где делают машины, которые рвут ралли «Дакар». Как раз родители мамы и папы приехали из Екатеринбурга и Воронежа строить этот завод, и познакомились в Набержных Челнах. Поэтому татарских корней у меня нет, но родом я из Татарстана.

— Ты воспитанник казанского футбола. С самого детства играл?

— Ну до футбола я занимался тхэквондо, потому что секция была в соседнем подъезде моего дома, а в свободное время во дворе играл в футбол. Потом одноклассник позвал меня на тренировку в местный «КамАЗ». Меня это зацепило, и я сфокусировался на футболе.

— Когда ты попал в «Рубин»?

— В 2013-м году. Приехал на просмотр, понравился тренерскому штабу и остался на базе — там же и учился в школе-интернате на окраине Казани. Считай, был рядом с домом — 220 км. Кстати, оттуда у меня осталось много друзей — настолько близких, что даже семьи сейчас общаются. Мы постоянно на связи, мой друг даже в Химки на матч приезжал.

— Топ-3 места в Казани.

— Там очень красивая набережная возле Кремля — туда советую идти в первую очередь — это прямо напротив стадиона «Центральный». Многие московские друзья приезжали и восхищались Казанью, называя её маленькой Европой. Неудивительно, она выделяется из всех городов России. Выделю и спортивные объекты: «Казань-Арена», «Татнефть-Арена».

— Судя по инстаграмму, ты объездил почти всю Европу.

— Да! Когда я попал в «Рубин», очень многое для себя открыл. В 2013 году впервые полетел на самолете. Для меня тогда всё было в новинку. Эмоций вагон. Я же раньше жил в Челнах, никуда не ездил и ничего не видел.

— Где больше всего понравилось?

— В Италии. Потому что это были первые и самые яркие впечатления. Помню, понравился Колизей, куда мы ездили на экскурсию. Но потом все это надоело, и во Флоренции так стало скучно, что мы взяли с другом двухместный велосипед и весь день катались по городу.

— После первого забитого гола за «Химки» ты исполнил сальто. Откуда это пошло?

— Когда мы в «Рубине» сами выходили тренироваться, увидел, что мой друг исполнил сальто после гола. А он в детстве акробатикой занимался. Я и прицепился: «Как ты так? Научи меня!». Мне очень понравилось. Начал пробовать: сначала и немного страшно было, да и кривовато получалось. А со временем стал исполнять и в матчах за молодежку, и в «Нефтехимике» и «КамАЗе». Когда забиваешь, эмоции переполняют. Да сами ребята даже просили: «Давай, Камень!».

— Аршак же тоже умеет.

— Дааа! После гола «Енисею» подколол его: «Ты что, у меня научился». А он в ответ: «Да я когда умел, ты еще не родился».

— Знаю, ты много времени проводишь в тренажерном зале. Откуда это увлечение?

— Начал заниматься в зале, когда играл в «Нефтехимике». Там все ребята опытные. Многие перенесли операции, после которых парни закачивали различные мышцы и связки. Мне стало интересно, и я стал пробовать некоторые упражнения. А после — в «КамАЗе» — даже индивидуально занимался с тренером по физической подготовке, с которым мы до сих пор поддерживаем связь. Я консультируюсь с ним по питанию и упражнениям в тренажерном зале. Это важно. Даже Андрей Викторович (Талалаев — прим. ред.) требует от всей команды, чтобы мы занимались укреплением верхнего плечевого пояса.

— Общаешься с Серджо?

— Конечно. Он плотно с нами работает, и проблем в понимании нет. Общаемся на смешанном языке: где-то на русском, где-то на английском, а где-то на итальянском. Какие-то моменты Викторович переводит. Или подключается Аршак, который хорошо знает английский.

— Как тебе ФНЛ? Это твой первый сезон в этой лиге.

— С головой в неё я еще не окунулся. Но после первых игр я почувствовал уровень. Он серьезно отличается от Молодежного первенства РПЛ и ПФЛ. В основном: по работе с мячом и командным взаимодействиям. Ну и интересный опыт, что мы под каждого соперника готовимся индивидуально и вносим коррективы в игру от матча к матчу.

— Наш тренерский штаб готовит много видеонарезок.

— Да, наш видеооператор Чингиз делает нарезки по всем игрокам. Мои действия в прошедшей игре тоже недавно с ним разбирали. Это большой плюс, что ты можешь со стороны проанализировать свою игру и получить обратную связь. Хорошо и то, что у нашего видеооператора есть тренерская лицензия — он также может объяснять тонкости игры, которые проповедует наш тренерский штаб. Поначалу мне было тяжеловато, но с каждой игрой я лучше понимаю, что от меня хотят.

— После матча команда всегда собирается в центре поля. О чем вы говорите?

— Андрей Викторович благодарит нас за матч, и бывает, дает нам выходной, если мы выиграем. Именно, этого мы все и ждем (смеется).

— Что делаешь, когда команде дают два выходных?

— Один день я отдыхаю, на второй — обязательно иду в зал. За отдыхом, как правило, следует тяжелая нагрузка, организм надо готовить к тренировке и постоянно держать в тонусе.

БЛИЦ.

— Кто самый остроумный?

— Мура (Андрей Мурнир — прим. ред.). Больше всего шутит — частенько и надо мной. Но мне это нравится, потому чтоэто всегда разбавляет обстановку.

— Кто из команды не затерялся бы в бизнесе?

— Не знаю… Поляра, наверное (Артем Полярус — прим. ред.). Он такой — хитрый и предприимчивый (смеётся).

— Что есть в «Химках», чего нет в других командах?

— Не везде есть Серджо.

— После игры в раздевалке всегда есть пицца. Какая у тебя самая любимая?

— Да что останется (смеется). Если самому заказывать, то «Цезарь» или что-нибудь с курицей или сыром. Но лишний раз я стараюсь этого не есть, так как слежу за питанием.

— Лучший город Земли.

— Набережные Челны. Там мой дом, мои родители и все спокойно.

— Любимая музыка?

— Miyagi & Эндшпиль. Баста. Рем Дигга. Каспийский груз.

— Кто в команде отвечает за музыку?

— Конечно, Поляра. Бывает, он даже перед игрой спрашивает ребят в группе об их предпочтениях. А потом включает в раздевалке. У него большая колонка JBL. Сейчас перед тренировкой в автобусе тоже стал включать. Спросит у Викторовича: «Можно?» — и заряжает. Но в последнее время все одно и тоже играет. Чаще всего — Дима Билан. Парни даже говорят: «Ну хорош. Давай что-нибудь другое».