ГлавнаяПресса
Владимир ДЯДЮН: «С самоиронией в «Химках» всё в порядке»
Официальный сайт ФК «Химки» 03/10/2019

Интервью с нападающим «Химок», вышедшее в предматчевом журнале к матчу с «Рубином». Владимир Дядюн рассказал о традициях в команде, правильном питании и увлечениях единоборствами.

— Это интервью выйдет в программке к матчу с «Рубином». Ты долго играл в Казани, какие у тебя воспоминания?

— «Рубин» – это моя родная команда, за которой я слежу. Уехав из Омска в 16 лет, попал в систему казанского клуба. Там мне дали футбольное воспитание, я забивал голы и выигрывал трофеи вместе с командой.

— Ты считаешь себя воспитанником казанского футбола?

— Можно даже сказать, омско-казанского футбола. Я тренировался у Юрия Уткульбаева, который сейчас возглавляет «Нефтехимик». Он высмотрел меня на чемпионате России, когда я играл за омскую «Молнию». Мы стали лучшей командой «Урала» и пробились в финальную часть турнира. Я понравился Уткульбаеву, который пригласил меня на просмотр в «Рубин». Кстати, перед матчем в Химках, мы приятно пообщались. И так получилось, что победный мяч «Нефтехимику» я забил, удачно подставив ногу.

— Сейчас «Рубин» — это совсем другая команда.

— Да, «Рубин» — другой, но мне приятно, что сейчас там смена поколений, а Рома Шаронов и Олег Кузьмин, которые многое сделали для больших побед, сейчас ведут команду. Для них это родной клуб. Они не просто исполняют свои обязанности, «Рубин» – у них в сердце. У Курбана Бердыева в своё время была фраза «рубиновский дух» — так он говорил и про меня, и про ребят.

— Илья Кухарчук недавно рассказывал в интервью, как Шаронов «отчитал» его за массаж.

— Не слышал этой истории, но понимаю, почему. Молодые раньше мало на массаж ходили. Как в то время говорила старая школа: «Мы в твои годы от пинка массировались – встал и ушел».

— Чем выделялся Шаронов на футбольном поле?

— Он всегда был требовательным к себе и партнерам. Настоящий профессионал, который отдавался полностью и в игре, и на тренировках. Заряжал партнёров и вёл за собой. С ним связано много приятных воспоминаний. Я смотрел на днях игру «Лиона», и вспомнил свой первый мяч в Лиге Чемпионов. Стадион «Жерлан», мы идем на стандарт и Шарон говорит: «Дядь, давай. Сейчас поменяемся, я поставлю блок — а ты иди в мою зону». Натхо подал, и я в касание забил.

— После перехода в «Химки» ты был первым, кто решил прочитать стихотворение вместо коридора.

— Рано или поздно кто-то должен был начать. Прочитал стихотворение из фильма «Брат-2» «Я узнал, что у меня есть огромная семья» — про родину, семью и мужские ценности. Парни оценили — я рассказал четко и с выражением. Куха потом попытался спеть, Егор [Данилкин], Камень (прим. ред. — Каменщиков) и Скворец (прим. ред. — Скворцов) тоже поддержали. Все-таки планка поднята, и её уже нельзя опускать. Есть ребята, которые выбирают коридор, но сейчас это уже воспринимается, как «Фу…». То есть, раньше было нормально, а сейчас — банально.

— Ты любишь единоборства, а у нас есть груша в тренажёрном зале. Ты не работаешь с ней?

— Нет. Но мышечная память осталась. Я раньше занимался единоборствами. Мой отец — боксер, тренировал меня в детстве. И до десяти лет у нас дома висела груша. Здесь боксом не занимаюсь, чтобы народ не пугать. А то со мной дружить не будут (смеётся).

— В каком-нибудь клубе у вас были тренировки по боксу?

— У Леонида Кучука в «Ростове» была: во время силовой тренировки, когда после упражнений на ноги и руки, надо было разгрузится серией ударов.

— Знаю, что в Омске было много нестандартных тренировок.

— Выбирать не приходилось. В Сибири просто сумасшедшие морозы и двухметровые сугробы, а зала не было. Понятно, поле чистить не успевали, а за ночь всё заметало. Мы бегали по колено в снегу, делали частоту и закалялись. А каждые 25 минут ходили и грели ноги на батарее. Летом работали с теннисными мячами, оттачивая технику, а на Иртыше, занимались плаванием и аэробикой. Школа моего первого тренера Владимира Щербака была суровой, но интересной – многое мне дала.

— У тебя здесь на базе есть шапка для бани. Это тоже из Сибири пошло?

— Нет. Мы с ребятами ходим, паримся. Баня у нас обязательна по программе.

— В интернете есть видео, как ты жонглируешь разными предметами. Как ты учил финты?

— В Омске друг другу передавали видеокасеты с разными футбольными движениями и дома перед телевизором разучивали. Это было модно, и во дворе мы много внимания этому уделяли. На улице пробовали, на тренировках закрепляли. Это нестандартная техника, которая может помочь на футбольном поле.

— В матче с «Авангардом» ты сделал хет-трик. Когда ещё в карьере забивал три мяча в одном матче?

— В игре с московским «Динамо» — причем тоже на «Арене Химки»! Был важнейший матч — «за шесть очков». Я играл за «Спартак-Нальчик», и мы шли вровень с москвичами. Там сильный состав был: Воронин, Кураньи, Гранат, Габулов. Мы выиграли 3:0 и оторвались в чемпионате.

— У тебя есть увлечение помимо футбола?

— Я люблю хоккей. Но раньше я очень любил говорить, что я коллекционирую марки (смеется). У меня остался большой набор от деда, а потом я ещё и во дворе у какого-то пацана отнял много марок и сложил в альбом. А что? Коллекционировать марки — звучит прикольно, нестандартно.

— Шаронов слушает металл, а какую музыку слушаешь ты?

— Мне больше нравится музыка Олега Кузьмина: абсолютно разная, «олдовая». От RNB до попсы. Помню, Шаронов заходил в раздевалку, снимал свои большие наушники, в которых играл рок и говорил: «Что за муть вы слушаете?».

— Я читал интервью, где ты рассказывал про сериалы и книги.

— Точно я рассказывал? (смеется). Я на самом деле не любитель сериалов. По пальцам можно пересчитать, какие я посмотрел — это «Побег», «Во все тяжкие» и «Чернобыль» от HBO. А читать я стараюсь много — моя жена «подсадила» меня на детективы Гранже. Планирую начать читать Ю. Несбё. Хотя в последнее время я стараюсь разнообразить подбор литературы, чтобы не зацикливаться на одном. Сейчас прочитал научную книгу: «Как устроен мозг».

— В социальных сетях тебя нет. Но мы нашли твою старую страницу Вконтакте с аватаркой на вершине горы. Что это за место?

— Да, в инстаграме меня нет. А Вконтакте я зарегистрировался лет 15 назад. Место с фотографии – водопад Игуасу на границе Бразилии и Аргентины. Там 275 водопадов, которые расположены рядом друг с другом. Многие любят просто полежать на пляже, а мы много путешествовали, когда у нас не было детей. Ещё мы были в глубинке Китая с лазурными озерами и висячими горами. Насколько я знаю, режиссер «Аватара» Джеймс Кэмерон вдохновлялся именно этим местом. И как эти горы возникают и формируются, я даже не представляю.

— Следишь ли ты за питанием?

— Да. Особенно последние три года. Раньше ел всё — как попало и много. Сейчас ем так же много, но соблюдаю пропорции и разделяю пищу. Стараюсь есть размеренно и правильно.

— С чего это пошло?

— Понимаешь, я не играл в футбол ровно год. У меня была тяжелая травма и говорить об этом я не хочу, потому что не привык думать о плохом. Скажу, что мне было тяжело возвращаться в футбол. А когда не играешь, нужно правильно питаться. Уэсли Снейдер тоже не играл год, и у него живот вырос. Я начал за собой следить и заниматься растяжками, чтобы не терять эластичность. Даже прочитал книгу Новака Джоковича «Вкус победы» о правильном питании спортсмена и сократил потребление мучных, молочных продуктов и сладкого. Был период, что я вообще не знал, вернусь ли в футбол. И я очень благодарен Кучуку, который позвал меня однажды в «Ростов». А сейчас я в «Химках» и готов двигаться вперёд вместе с нашей командой.

БЛИЦ.

— У кого в «Химках» лучше всего с самоиронией?

— Хороший вопрос. Но не могу выделить кого-то одного. В «Химках» с ней полный порядок. Футболисты периодически сталкиваются с критикой, и самоирония — неотъемлемая часть футбола. Если на все обижаться, будет очень тяжело психологически.

— Что ты в последний раз покупал из одежды?

— Спортивный костюм для детей.

— Когда тебе вручили шляпу за хет-трик, парни шутили: «Мы даже знаем, где тебя в ней увидим». Где?

— Думаю, в бане (смеется).

— Любимая книга.

— Когда я был молодой, то назвал бы «Шантарам». Сейчас выберу «Сицилийца» Марио Пьюзо.

— Последний концерт, на который ты ходил?

— На «Зверей» в Казани.