ГлавнаяПресса
«На Аленичева обид нет. Газинскому спасибо». История невероятного трансфера
SportBox.ru 14/03/2019

Новичок «Химок» Дмитрий Тихий в интервью Sportbox.ru рассказал о своем зимнем переходе — наверное, самом удивительном во всем европейском футболе.

Эпопею защитника «Шинника» Ильи Самошникова в прессе недавно разложили на молекулы. Ярославцы, напомним, в начале февраля оформили трансферный договор о его продаже в «Оренбург» (по нашим данным, отступные составили миллион рублей). Футболист присоединился к команде Владимира Федотова на сборах и подписал с «газовиками» личный контракт, который, правда, зарегистрирован не был.

В уральском клубе, однако, происходит передел власти, и Самошников стал заложником этих процессов. По его словам, Марко Трабукки, советник президента «Оренбурга», объяснил ему, что условия контракта недействительны, и если футболист хочет выступать за команду, надо заключить с ним, Трабукки, агентский договор.

Скорее всего, Самошников продолжит карьеру в «Шиннике». Главный тренер ярославцев Александр Побегалов сообщил, что вопрос решается.

Однако история 26-летнего Тихого еще удивительнее. Возможно, она вообще не имеет аналогов.

После новогодних праздников лучший правый защитник первой части сезона в ФНЛ по показателям InStat расторг из-за долгов контракт с «Томью» через Палату по разрешению споров. Интерес к уроженцу Владивостока приписывали тому же «Оренбургу», «Уфе» и даже «Зениту», но в итоге он перешел свободным агентом в «Енисей». Срок соглашения с красноярцами составил полтора года.

Тихий отработал с «Енисеем» месяц, когда грянула новость: Дмитрий Аленичев сказал новичку, что игровой практики тот у него иметь не будет. Мотивировав это тем, что не он его приглашал.

Не секрет, что у главного тренера красноярцев, мягко говоря, не идиллические отношения с директором клуба Денисом Рубцовым, и все равно ситуация выглядела нелепой. В «Енисее» попытались сгладить углы, заявив, что футболиста отправляют в аренду, но в будущем на него рассчитывают. Тихий должен был вернуться в «Томь». Его командировка уже была подписана — но тут на радарах появились «Химки». В результате трехсторонних переговоров подмосковный клуб выкупил права на Тихого, подписав с ним контракт на 2,5 года, а «Томь» получила неустойку за разрыв арендного договора.

Это — хроника событий. О том же, что происходило за кулисами и чем руководствовался Тихий в своих решениях, он рассказал сам.

— Давайте по порядку: начнем с ухода из «Томи».

— С «Томью» мы хорошо стартовали, отлично, считаю, провели первый этап. Играли стабильно, набирали очки. Прямой задачи перед нами никто не ставил, но сами ребята хотели выйти в премьер-лигу. Даже зная о трудной финансовой ситуации в клубе, расходиться не собирались, и я в том числе. Единственное, что могло к этому побудить, — интерес какого-то клуба РПЛ. Я не исключение: тут уж сам Бог велел попробовать силы. Если бы не поступило то предложение, которое впоследствии оказалось не очень хорошим, не ушел бы.

— У вас в РПЛ было несколько вариантов. Почему остановились на «Енисее»?

— Что касается «Оренбурга» и «Уфы», то мне сказали подождать: мол, начни сборы с Томском, а там будет видно — получится или нет. Я ждать не хотел. А из «Енисея» поступило конкретное предложение. Директор красноярцев Рубцов позвонил и сказал, что у клуба, в том числе и у тренерского штаба, есть во мне заинтересованность.

— Сделку оформлял ваш агент?

— Всеми делами занималось агентство, конкретно — два человека. Я с ними раньше не работал. Они позвонили, предложили сотрудничество — в принципе подобное в футболе происходит часто. Ответил: «Если будет конкретное предложение — рассмотрю». Потом перезвонили: «Есть предложение о контракте в «Енисее».

— По-моему, чистая подстава. Агентам должно было быть известно о конфронтации Рубцова и Аленичева.

— Не хотел бы это выносить на публику. Прошло — и забыли. Я с этими людьми больше не работаю.

— Холодок со стороны Аленичева сразу почувствовали?

— Рассказываю. Я прилетел в Турцию, потренировался с командой два дня, после чего подписал контракт. А еще через трое суток у «Енисея» была первая контрольная игра. Естественно, я к ней готовился. Вдруг с утра звонят, говорят, что я не принимаю в ней участие. Удивился: почему? Следом еще звонок: «С тобой хочет переговорить Аленичев». В ходе беседы он сказал, что меня подписали без его ведома: «Дим, я тебя не приглашал, не знаю, о чем вы договаривались с директором, но сегодня ситуация такая, что играть ты не будешь. А там будет видно».

— Что же вы в таком случае еще месяц делали на сборах «Енисея»?

— Так сказали, что все наладится, что произошло какое-то недопонимание. Тренировался в штатном режиме, как мне и говорил Дмитрий Анатольевич. Я профессиональный футболист, выполнял свою работу и никуда не лез. Ждал, что все разрешится. Мне говорили: «Успокойся!» Хотя, конечно, для меня это был шок: пришел в команду, а меня, как оказалось, там не ждут. Действительно, легкая подстава. С чьей стороны — разбираться не хочу.

— Играть-то вам в спаррингах давали?

— Совсем немного. Уж не помню, последний это был сбор «Енисея» или предпоследний, но в итоге сам подошел к Аленичеву. «Так понимаю, вы на меня не рассчитываете. Мне искать новую команду?» — «Ну да». Ничего не изменилось. Дмитрий Анатольевич сказал, что в моем возрасте нет смысла смотреть футбол с лавки, что мне нужно играть. Поговорили по-человечески, хорошо. Я его понял. Обид на Аленичева у меня нет. Последовал не только своему желанию, но и его совету.

— Когда «Енисей» уступил в Самаре 0:4, не злорадствовали?

— Нет, конечно! Я не такой. Наоборот было обидно за команду. Тем более что в «Енисее» у меня друг из Владивостока — Леша Грицаенко, да и с другими ребятами познакомился. Все классные, добрые. Как я мог злорадствовать? Желаю «Енисею» сохранить прописку в РПЛ.

— Аленичева могут уволить. Уже и фан-сектор «Енисея» обратился с соответствующим призывом к губернатору — или это тоже какие-то «игры»?

— На этот вопрос ответить не могу. Я не нахожусь в команде.

— Ощущалось, что у Рубцова с Аленичевым натянутые отношения?

— Так-то они вроде нормально общались… Я на это внимания не обращал.

— Аренду в «Томь» инициировали сами?

— Да. Вообще я попросил Рубцова отдал мне трансфер, раз уж вышла такая ситуация. Он ответил, что у меня только два варианта: либо ехать в аренду, либо оставаться. Времени до закрытия окна оставалось мало, я сразу позвонил главному тренеру «Томи» Василию Баскакову. Владимирович сказал: «Без проблем, ждем тебя».

— Перед Томском неудобно получилось.

— Да. Но я объясню. После того, что произошло, я ни в коем случае не хотел возвращаться в «Енисей», а «Томь» могла взять меня только в аренду. Повторю, собирался в Томск. Мне нравится там команда, тренерский штаб. Болельщики офигенные! Жаль только, что в клубе уже нет спортивного директора Игоря Кудряшова. Он как руководитель-отец многое сделал для пацанов. Его увольнение совершенно непонятно. Если бы Игоря Владимировича восстановили, это стало бы еще одним фактором в пользу моего возвращения в «Томь» — я с ним был на связи.

— И тут появились «Химки»…

— Да, пока вся эта история развивалась, мне поступило предложение от «Химок», которые договорились с «Енисеем» о полноценном трансфере. И меня отписали. У «Химок» большие амбиции и задачи. Тренерский штаб — с громкими именами. Плюс Москва, где у меня вся семья — мама, сестра. Все сходилось.

— Предположу, что в вашем переходе не обошлось без участия Илья Кухарчука, который поменял «Томь» на «Химки» на несколько недель раньше, так?

— Ну да, Куха поспособствовал, внес свою лепту. Я ему позвонил в первую очередь, спросил о команде, тренировочном процессе, инфраструктуре. Он все описал в радужных тонах. База есть. В следующем сезоне будет ставиться самая высокая задача, о чем можно судить и по новичкам. Тренерский штаб высокого уровня. Тренировки интересные. Консультировался, кстати, еще с Грицаенко и Газинским, которые работали под руководством Шалимова в «Краснодаре»: отзывы тоже самые положительные. Спасибо им за совет.

— «Химки» играют совсем в другой футбол, чем «Томь».

— Безусловно, у Шалимова он более комбинационный, заточенный на атаку. Игорь Михайлович требует подключения крайних защитников. Мне такой стиль очень подходит.

— Нюанс в том, что «Томь» на втором месте, а «Химки» — в 5 очках от зоны вылета.

— Понимаю. Болельщики тоже недоумевают: куда пошел? Там второе место — тут тринадцатое. Еще раз повторю: с Томском у меня получалась только аренда на три месяца! А я хочу развиваться вместе с командой и приносить ей пользу не одним днем.

— И с «Факелом», и с «Сибирью» вы сыграли 1:1 — так себе результат для двух домашних встреч с командами, стоящими в таблице ниже «Химок».

— Согласен. Не в качестве оправдания — в первом матче у нас вышли пять новичков. Полсостава ребят, которые до этого не провели за «Химки» ни одной игры! Нужно хоть какое-то время, чтобы притереться. Тем не менее те, кто видел эти два матча, думаю, насчитали минимум 7-8 нереализованных нами стопроцентных моментов, в том числе мой пенальти с «Сибирью». «Томь» столько не создавала! Там два момента — один забивали. И 1:0. Атакующий футбол «Химок» дает плоды, нужно только поправить прицел.

— Вы никогда не исполняли 11-метровые. Почему вызвались бить?

— Я пробивал послематчевые пенальти — и всегда точно. Тут же все получилось спонтанно. Когда судья назначил 11-метровый, побежал за мячом, чтобы отдать его ребятам. Мы уступали, хотелось побыстрее отыграться и думать уже о победе. Предложил пробить троим. Все отказалась. Тогда решил бить сам, и сделал это неудачно. Уже извинился перед ребятами. И перед болельщиками извиняюсь.