ГлавнаяПресса
Press
Официальный сайт ФК «Химки» 27/11/2019

Интервью с нападающим красно-чёрных о непростом периоде карьеры в Армении, смене имиджа и любимых каналах на YouTube. Этот материал подготовили стажёры пресс-службы красно-чёрных, которые разнообразили беседу неординарными вопросами.

— Ты начал свою профессиональную карьеру в Армении. Расскажи, как там все устроено.

— Можно сказать, что весь чемпионат Армении проходит в одном городе — Ереване. Только за исключением одной команды — «Гандзасар». В ней я и играл (смеётся). Мы базировались в горах в шести часах от столицы и пару сотнях километров от цивилизации. Хоть это и было выживание, как в диких джунглях, но я получил хороший жизненный опыт. Сейчас очень ценю, что у меня есть. И где бы не оказался, везде ищу позитив.

— Ты говорил про слабую инфраструктуру...

— Мы жили в горах, а поле — на равнине. И мы каждый день спускались по серпантину на тренировки по земляной лестнице по 20 минут — и обратно. Идешь такой, а мимо тебя куры бегают, коровы гуляют.

— А в свободное время спускались вниз?

— Нет, никуда не выходили. Да там и делать было нечего: ни кино, ни магазинов. Обычная деревня. Тренер всегда говорил, что у людей в деревне тяжелая жизнь. И перед каждым матчем мотивировал нас тем, что нужно выигрывать, чтобы люди выплескивали негативные эмоции на стадионе. Местные жители яростно болели. Очень жестко. Ещё и армянская речь — довольно грубая. С трибуны казалось, что каждая фраза – какое-то оскорбление (смеется).

— Чем же занимались?

— Настольный теннис. Телевидение. И отменная еда: обалденное тесто. Много курицы, вкусное мясо.

— Сколько набрал?

— Не могу сказать. Весов не было — тренерский штаб не контролировал. Но «лишка» точно была. Помню, там играл бразилец, у которого вообще пузо висело, но, когда он выходил на поле и брал мяч, все понимали, что он в порядке.

— Ты знаешь иностранные языки?

— Только на школьном уровне – да и то на «тройку», чтобы отстали. В разговоре с Мухой (Мохамед Конате — прим.ред.) могу и пару немецких слов вставить. Потому что в школе я изучал немецкий. Но он понимает, что я ему говорю (смеётся).

— Как ты настраиваешься на игры?

— У каждого есть свои ритуалы. Например, я слушаю музыку — у меня определенный плейлист. В него входят несколько песен Цоя и Басты. Больше всего нравится «Прощай любимый город».

— Какие еще есть привычки?

— Обязательно надо кофе попить. Без кофе после обеда вообще не могу. Какой-бы он ни был: зерновой или растворимый.

— А что делаешь первым делом после матча?

— Звоню жене и беру пиццу, а то она после игры разлетается, как горячие пирожки.

— Андрей Талалаев тремя словами.

— Мотивация. Современность. Борьба до конца.

— Сам бы не хотел стать тренером в будущем?

— Очень хочу! Думаю, когда закончу карьеру, я обращусь к Андрею Викторовичу. И кстати, где бы я ни играл, всегда интересовался работой тренерского штаба. Много общался, узнавал взгляды на футбол, тактические схемы. Психология тоже важна. И я не знаю, откуда Викторович берет столько эмоций. Я в этом плане более закрытый.

— С болельщиками «Химок» ты познакомился ещё, когда играл в «Нижнем Новгороде».

— Да. Когда мы играли в марте на «Арене», я обалдел, какой огромный баннер сделали фанаты. Я подумал, ничего себе — вроде команда идет внизу турнирной таблицы, а болельщики делают такие вещи. Мне нравится их бешеная поддержка. И после игры с «Текстильщиком» мы даже сделали общую перекличку. Такие вещи нужны в плане единения.

— Ты раньше был кудрявым, а сейчас коротко стрижешься. Довольно часто меняешь имидж?

— Да, я даже как-то волосы красил — по-разному экспериментировал со внешностью. Но сейчас я коротко стригусь, потому что так удобнее. Сейчас у футболистов мода пошла — с резиночками ходить. Саша Смирнов тоже поддался влиянию. Напишите, что так он смешно смотрится (смеётся).

— Что за две полоски на прическе?

— Перед стыковыми матчами в Нижнем Новгороде мы с Салугиным и Федоривом пошли стричься. И в салоне мне предложили: «Что ты все на лысо стрижешься? Сделай что-нибудь интересное». Решил разнообразить и выбрить две полоски – мне нравится, как смотрится.

— Недавно ты женился. Расскажи, как познакомились с супругой.

— Тогда я играл в Кирове по второй лиге. Шел из магазина и встретил её на улице. Подошел, познакомился, пригласил на игру. И на этом же матче забил первый гол за кировское «Динамо». Сейчас мы седьмой год вместе и кайфуем друг от друга.

— Как ты отвлекаешься от футбола?

— Дома есть приставка и много игр про зомби. Но чаще всего мы просто гуляем с женой по центру Москвы.

— В этом сезоне «Химки» закончили с дальними выездами. Что ты делал во время длительных перелетов?

— Обычно смотрю на YouTube видео популярных блоггеров. Нравится проект Картавого Ника, который создал свою любительскую команду и сейчас борется за Высшую лигу Санкт-Петербурга. Было бы классно как-нибудь сыграть с его командой. Дима Барков, кстати, тоже смотрит. Там фигурирует много наших знакомых из Питера. Думаю, заинтересовался бы даже Анатольевич (Юрий Нагайцев — помощник главного тренера). Он просматривает много видео в интернете и вообще на «ты» с технологиями.

БЛИЦ.

— «Прожарка» или «Что было дальше»?

— «Что было дальше», поскольку там вообще нет цензуры.

— Москва или Питер?

— Киров.

— Талалаев в «Тамбове» или Талалаев в Химках?

— В «Тамбове» (смеётся). Там было меньше отчетов Instat и не было датчиков по пробегу.

— Несильно в створ или пушкой мимо?

— Пушкой мимо. Моя тема. Шарашу из любой позиции.

— Головой или ногой?

— Ногой. До «Химок» я головой вообще не забивал.

— Отпраздновать гол, показав сердечко, или побежать к тренеру?

— Покажу сердечко своей жене. Это уже традиция. Она — моя поддержка.

Вопросы подготовили: Георгий Артмеладзе, Елизавета Шварцман, Аделина Косенко, Анастасия Сенькова.